My Poems(in Russian)

Лирика


*          *          *
Ещё одна ночь без сна,
Полная странствий дорога,
Как путь в неизбежность-луна,
Вечная боль и тревога.
О, эти кошмарные сны,
Глухие мольбы о спасении…
Чего ещё просите вы?
Я всё отдала в исступлении.
Всё рушится, тонет во мгле;
Всё то, что вчера было новым.
И вот, я опять в тишине
На пыльных бескрайних дорогах.
*                 *                  *
Поцелуй меня, Смерть, вот мой час наступил!
Приходи посмотреть, как меня Он убил,
Как втоптал меня в грязь за слепую любовь,
Вот и рюмка нашлась, чтобы пить мою кровь!
А когда ты развеешь мой прах по степям,
Приходи и за Ним - отомстить за меня.
Пусть сожжёт его пламя, как плавилась я,
В тайных муках о нём, умирая, любя!
*            *           *
Ветры устало стучатся в стекло,
Старый пустырь за окном беспокоен,
Снег ослепляет, но в сердце темно,
Изранено сердце, как доблестный воин.
И рвётся со стоном в объятья полей
Испить всемогущий бальзам тишины,
Небесным дождём смыть грехи поскорей
И вновь затаиться до новой войны.
Волчицей незримой запутывать след,
Метаться пантерой по дебрям столетий,
И ночь ослеплять звёздным светом побед,
Не это ли шепчет мне мартовский ветер?!!
*          *          *
Мы из тех, кто выбирает
Летящих от рассвета в ночь.
Хочется боли, но пули не ранят,
Обманщица смерть кидается прочь.
Это дорога луны одинокой,
Светом согретой далёких звёзд;
Твоё "Никуда" и нежно-жестокий
Голос холодных непролитых слёз.
      Тем, кого нет рядом…
Ты когда-нибудь шёл сквозь бурю
По чужому холодному лесу,
Заведомо выбрав тропинку глухую,
Ведущую в тьмы завесу?
Не дрожало сердце в надежде:
Вдруг мелькнёт за ближайшим сугробом
Тихий свет, что указывал прежде
Сквозь неверные зыби дорогу?
Приходилось ли, стон подавляя,
Убивать, истязать своё сердце
И молчать, когда полночь немая
Не давала уснуть и согреться?
Если ты не протягивал руки
К равнодушным скупым исполинам,
Шелестящим с ветрами от скуки
В диком мире осенне-дождливом,
И в ответ не хлестали жестоко
Тебя ветви предательски-чёрные,
Ты, судьбой вознесённый высоко,
Не услышишь мольбы приглушённые;
Не узнаешь, как тих и печален
На заре беззащитный цветок,
И о боли чужой не узнаешь,
Ты от жизни бескрайне далёк.
*          *           *
Пусть звуки твоей гитары
Разбудят усталую ночь,
Как летнего грома удары
И ливнем струящийся дождь.
Стихией рождается песня
О дикой мятежной душе,
О счастье былом, что мы вместе
Искали в лесном шалаше.
Где месяц обвенчан с зарёй
На стыке земли и небес,
Шумя золотою листвой,
Остался наш сказочный лес.
Мы дети различных столетий,
Рождённые разной звездой;
Пусть плачет гитара и слушает ветер
О счастье, ушедшем с тобой.
Прочти мою песню по гаснущим окнам,
По дымке вечерней и яркой луне,
По шуму дождя и по каплям на стёклах,
По боли сердечной в пустой тишине…
    ПРИЗРАКИ ЛЮБВИ
Не бросай меня сейчас,
Видишь - я почти простила,
Отстояла, не сдалась,
Но не верь мне- не любила!
Так прошу, не уходи,
Ну и что, что ты лишь сумрак,
Тусклый блеск в глазах безумных
В этом зеркале судьбы.
Не бросай, не уходи,
Пусть ты только этот ветер
В лабиринтах снов рассвета,
В мире том, где все враги.
Что такое "не бояться"
Я не знаю, ты не скажешь…
Научи меня смеяться,
Остальное всё не важно.
*              *              *
Просто усталость, желание пить
Собственный голос, в лесах утонувший;
Верить, проснуться и даже любить
Ветер, на влажных ладонях уснувший…
Белые демоны чёрной толпой-
В сердце и дальше по высохшим венам…
Вечные спутники жизни земной-
Мёртвые звёзды далёкой вселенной…
*           *            *
Тает, осветив ночной туман;
В музыке волнующей растает;
Чёрных берёз уведёт караван
В глубину, там где всё исчезает.
От жёлтого - серый цвет,
От яркого - чёрные тени.
Может быть, будет рассвет,
Но не в пустыне видений.
Письма сюда не дойдут,
Здесь не запахнет росой;
Здесь только стонут и ждут
Бога со щедрой рукой.
Сколько их было над лесом багряным
Алых, седых, золотых
В каплях дождя и в изъянах,
Сколько их будет таких?!!
Хочется просто проснуться,
Стоя, встречая рассвет,
С теми, кому "не судьба" задохнуться
В звёздной пыли своих прожитых лет.
*         *         *
Ушли, не успев подойти,
Серой холодной толпой…
Солгали последние дни,
Ушли и не взяли с собой.
А губы устали шептать,
Смолкли последние мысли;
И больше нет силы летать
В воздухе свежем и чистом.
Голубем белым в ладони твоей,
Вместе, как ночью, в окна из туч
Медленно лестницей мёртвых ветвей
Молча подняться до огненных круч.
Там не забыла, а здесь не хочу…
Буду идти и смотреть
В то, что не знала, о чём не кричу,
За что не смогла умереть.
*         *          *
Любая клетка для неё неволя,
И сколько зёрен золотых не сыпь,
Она, голодный зверь, поёт свою свободу,
И в тёмный лес всё по ночам глядит…
Не верь, что приручил и не снимай оковы.
Она обманет, убежит туда,
Куда зовёт рассвет желаний новых,
Где жарких стран рождается звезда…
*          *           *
Страна не пахнущих цветов,
Далёких скорбных голосов;
Страна давно ушедших дней-
Отчизна памяти моей.
В снегах утерянный рассвет,
Полночный полупьяный бред;
Как сердца замершего стук-
Огонь холодных грешных рук.
Приют молчащих и немых,
Покой незрячих и слепых,
Закрытых наглухо дверей,
Манящих неземных огней.
И всё как - будто в первый раз:
Закрыв упрямый третий глаз,
В стране не пахнущих цветов
Молюсь за умерших отцов.
ТВОЙ ПУТЬ БЕСКОНЕЧНЫХ ПОБЕД.
В бездонную ночь он ушёл,
В неистовый ветер и снег,
И путь его был освещён
Сияньем последних побед.
Прощанья обидят его,
И слёзы ему не нужны;
Ему б только ветер в лицо,
Ему бы дыханья войны.
Иди же, и пусть сквозь года,
Сквозь толщи истерзанных лет
Моя озаряет звезда
Твой путь бесконечных побед.
         SCORPIONS
В пустынях раскалённой страсти
Ползём мы в поисках любви,
Нет яда злее и опасней,
Чем мой огонь в твоей крови.
Луна в последнем Скорпионе
Могилы наши озарит.
Забьётся сердце, но не вздрогнет,
Оно, сжигая, не горит.
      30. 05. 1998г.
Голос кукушки в дальнем лесу
Эхом вопросов забытых.
Ветер безжалостно треплет листву,
Ворох минут пережитых.
Вижу ответы твои на земле
В зелени чистой, как небо,
Только не хочется в старой золе
Пачкать усталое тело.
Всё это было давно, не вчера:
Вечер, раскрытые окна…
Вновь по весенним дорогам туда,
К осени, к слёзам на стёклах.
Все будто умерли и навсегда,
Бросили в мае бескрайнем:
Новые ветры несут в Никуда
Голос родной и прощальный.
       "НЭТЛЕ  ХАССЭ"
Белое пламя в небе туманном
Холод свой льёт сквозь кристальную ночь,
Воздух блестит золотым океаном,
Звёзды, сверкая, срываются прочь.
Только не гаснут на снежных ладонях,
Сколько их тлеет в глубоких снегах!
Ветер подует, сумрак разгонит;
Вспыхнет земля и сверкнёт в облаках.
Вновь эта дымка, попробуй, дотронься…
Нет, не луна, это - жаркий огонь,
Шепчет тревожно: "Ты только не бойся,
Я буду рядом и только с тобой."
Всё, как и прежде, и храм изо льда
Снова построен, но только вода
Тихо бежит из предательских глаз.
Холодно! Холодно в сердце сейчас.
В мёртвой долине поёт тишина;
И над тоскою восходит она,
Изъедена холодом, прячет свой шрам,
Шепчет тревожно далёким ветрам:
"Только не бойтесь - я солнце, я свет
В небе ночном миллионами лет."
*          *          *
Первый шаг по горячему пеплу
Чужой безответной холодной любви.
Так трудно идти, ухватившись за ветер
На зов горизонта в туманной дали…
     NIGHT  CRYING
Не молюсь, только плачу сейчас-
Слова причиняют боль.
Каждый вечер смыкание глаз
Превращается в адский огонь.
И, кажется, утра не будет,
И ночь не откроет дверей,
Но злые кошмары разбудят,
Толкая в мир тёмных людей.
Всё те же движенья и звуки,
Но серая, серая мгла,
Всё те же холодные руки,
И ужас сжигает дотла.
Две вечные, бескрайние дороги:
Одна к истокам, а другая ввысь.
Иду, но каменеют ноги,
И шепчет голос милый: "Пробудись!"
            ABOUT ME…
Отшельник и странник пустыни своей,
Ищущий счастье в зыбучих барханах,
Жаркие ветры далёких степей
Песни поют о загадочных странах.
Вечные поиски влаги живой
Взгляды с укором в жестокое небо.
Кто напоит тебя чистой росой,
Тенью лесной и искрящимся снегом?!!
Кто целебный и редкостный яд
В горсть соберёт и проглотит без страха,
Встретив в агонии алый закат,
Станет частицей песчаного праха?!!
Но не спешат волновать миражи
В дикой пустыне твоей караваны.
Тихий оазис надежды и лжи
Сон разорвёт кровоточащей раной.
Монстром рождённый, забытый в аду,
Злым скорпионом вонзаешься в тело,
Вечно голодный, в безумном бреду
Привычно вершишь своё чёрное дело.
*         *         *
И вот снега заговорили,
Их шепот душу леденит.
Иду туда, где всё простили,
Где тихо так, и так болит…
Здесь будто нет моей вины;
В безмолвье белой тишины
Всё тот же вздох пустых полей,
И ты всё ближе и теплей.
Хочу взлететь и утонуть
В звенящем инее берёз,
С печальных облаков шагнуть
Безумным вихрем чистых слёз.
Как ветер позабытых снов
Принёс обрывки летних слов,
Так я спешу в свои снега
Искать любимого врага.
Так ожидание томило
Твоих печалей и потерь!
Зима моя, ты всё простила,
Закрыв воспоминаний дверь…
        КОЧЕВНИК.
Вот уже заскрипела повозка,
Пепел прошлого гонят ветра.
Нежно шепчут огни перекрёстков:
"Собирайся за счастьем, пора!
То ли радость весны, то ли осень
Освежает слезами мой путь,
Новый свет в бесконечность уносит,
И с дороги его не свернуть.
Он не любит тревожных вопросов
И о будущем сладко молчит.
Только слышно как трутся колёса
Об чужой раскалённый гранит.
И так хочется вновь обернуться,
Бросить взгляд за родной поворот,
В старом доме счастливым проснуться,
Отдохнув от беды и забот.
Но одни бесконечные вёрсты
Бог мне дарит за веру мою:
Иссыхаю от зноя и мёрзну,
Но всё также свободу люблю.
Жизнь кочевника - к смерти дорога
По бескрайним пустынным полям,
Песни редкой любви и тревога,
Да тоска по непрожитым дням.
Я смогу в твоё сердце вернуться
Только ночью в непрошенном сне.
Отпусти и не бойся проснуться!
Прости и прощай! Вспоминай обо мне!
        NEW   FIRE.
Разжечь бы мне новый костёр,
Но только на том берегу,
Где лес свои дали простёр,
На чистом и свежем снегу.
Сломать бы оковы мечты,
Отдавшись холодным ветрам,
И плыть, позабыв про потери свои
По быстрым и жадным волнам.
И пусть впереди только белый туман
И белое солнце за тучами лет,
Но новый огонь мой взлетит к небесам
И чудом согреет желанный рассвет.
Надеяться, верить, стремиться и ждать
Зовёт меня пламя, толкая вперёд.
Молиться, скрываться, почти не дышать
И петь, когда в руки весь мир упадёт.
*        *        *
Вымаливать "прости"
Ползёшь, как жалкий раб,
Но в сердце дрожь зимы
И нет пути назад.
За нежное "хочу",
За рук пьянящий плен
Прощаешь палачу
Жестокий бич измен.
Даёшь последний шанс,
Но знаешь - не возьму
Любви твоей аванс,
Судьбы твоей тюрьму.
Кольцом меня поймать
Не сможешь, птицелов.
Но плоть устала ждать,
И ты на всё готов.
А помнишь как тогда,
Холодною весной,
Убитая, в слезах
Бежала за тобой.
Я жизнью поклялась,
Что не вернусь назад;
И счастья дождалась,
Пройдя сквозь рай и ад.
А ты всё брёл туда,
Где нет замены мне
И понял, что одна
Любовь в твоей судьбе.
Никто не смог так ждать
Ночами у окна,
Шептать и целовать
И верить, как жена…
Ты просто опоздал,
И опоздала я…
Он так меня искал-
Я больше не твоя!
SERGIEV   POSAD.
Ода любимому городу,
Дому, которого нет,
Тому, что до боли недорого
Мой вечный прощальный привет!
Ты дождями меня встречаешь,
Грязью и мёртвой весной,
Бичуешь и не прощаешь,
Безжалостный недруг мой!
Ты отнял так много, а дал лишь дороги,
И храмы глухие закрыл для меня.
Смеются мне вслед разъярённые боги,
И адское слышно дыханье огня.
Со мною ты рос, и теперь на ладони,
Как мёртвая птичка без крыльев лежишь.
И я ухожу, ты меня не догонишь;
С холмов твоих черных к мечте не взлетишь.
Не прощу тебе первых свиданий,
Предательств, печали, обманутых снов,
Серой тоски и пустых ожиданий,
Веры в грехи и земную любовь…
      DEPRESSION.
Мёртвых комнат тишина,
Страшно так, что нет и сил…
Запах дыма у окна -
Кто - то ночью приходил.
Ну, зачем меня спасать -
Это вечная тюрьма!
Понапрасну сил не трать, -
Смерть бессмертна, как зима.
Волны давних, страшных снов
Тащат мой корабль разбитый.
Стоны, боль, обрывки слов -
Безумие жизнью забытых…
Страдания, слабость и боль
На меня свои цепи навесили.
Тебя больше нет. Не любовь…
Я гибну в последней депрессии.
*            *            *
Кто сказал тебе - цепь будет ломкой,
Кто шепнул, что ты снова свободен?!!
Жизнь сгорает соломинкой тонкой,
От меня лишь однажды уходят.
Все пути от меня только в пламя,
В круги ада, в ночные кошмары.
Истекая любовью, сползаешь
На колени, простить умоляя.
И как прежде дрожащие руки
Ловят нежного тела изгибы,
Но в ответ только тени и звуки,
Только ложь, только боль - разлюбила!!!
Где же те, что встречали и звали,
В жилах кровь заставляя струиться,
Но одна за другой исчезали,
Лишь стоило мне появиться?!!
Что же предательски меркнут глаза,
Чёрным спалённые солнцем;
И где затерялась дорога туда,
Откуда она не вернётся?!!
Кто сказал, что ты пил поцелуи мои-
Это яд был для сердца смертельный.
Поигравший в любовь, стал игрушкой любви
Безумной, жестокой, последней…
*           *           *
Бросил в душу надежды росток,
Пока та блуждала по тропам созвездий,
Посеял мечту, но зажёгся восток,
И выросла роза тоски и болезней.
Полита слезами печали земной,
Чернеет при свете луны серебристой;
Её не сорвать, она вечно со мной -
Роза Любви, безраздельной и чистой.
"НЕ ВЕРЬ, НЕ БОЙСЯ, НЕ ПРОСИ!"
Пью одиночество горькое,
Тихие жаркие дни.
Кофе целебной настойкой
В грязном стакане горит.
На завтрак - гнилое яблоко,
На ужин-дым сигарет;
Где оно светлое, яркое,
Жизни великий секрет?!!
Вестники смерти - злые вороны,
Серого дома напротив стена.
Может быть, здесь меня похоронят,
Может отсюда путь в Никуда?
Но облака так красивы,
Жадные только - мечтать не дают
О сказочной жизни счастливой,
А сами туда бесконечно плывут.
Чья-то облезлая кухня,
Сломанный нож и толпа таракан;
Сердце от голода пухнет,
Гнётся от боли старый диван…
Где же оно, твоё чудо,
Кто его выбросил с пеплом в окно?
На чёрной иконе Иуда
Прячет от света святое лицо.
Хочется к ней приложиться,
Взять её, вымыть, очистить от слов:
Может быть всё повториться-
ВЕРА, НАДЕЖДА, ЛЮБОВЬ…
*         *         *
Не люби меня, пожалуйста.
Ты знаешь, зачем я здесь?
Бегу от ошибок и жалости
К несчастливой своей судьбе.
Ну, пожалуйста, не люби меня!
Не сейчас, мне нужна эта боль,
Чтоб подняться и битвы выигрывать;
Снова сильной мне стать позволь.
Лишь в словах твоих, злобно брошенных,
В презренье твоём живу
С надеждой на что-то хорошее,
На то, что я всё смогу.
Но как разомкнуть эти руки,
Сказать поцелуям "нет"?!!
Как вынести ночи разлуки,
И что мне солгать в ответ?!!
Любимый, любовь запоздала-
Я здесь не любить, а страдать;
Начать эту песню сначала,
Учиться дышать и прощать.
Отпусти, и не стоит удерживать!
Замены друг другу нам не найти,
Так дай на прощанье тепла твоей нежности,
Дай силы, чтоб дальше идти…
ВЕСНОЙ   2001го  г.
Закрываю наглухо окна,
Рисуя на стёклах кресты -
Теперь ни за что не ворвётся
Дыхание новой весны!
Не веришь, что я изменяю
Тебе с холодами зимы,
Что так беспощадно терзают
И манят в кошмарные сны.
Прости, но мой траур так чёрен.
Направь свою нежность на тех, кто так ждёт,
Как я ожидала томящей неволи
В весенней любви, собираясь в полёт.
Но в этом году, как и в том, что настанет,
Злодейка - Весна, я не верю тебе.
Устав от забот, обливаясь слезами,
Смотрю в твоё солнце на талой воде.
        ВЗГЛЯД В НЕБО.
В прошлой жизни летала я вороном,
Свободною, гордою птицей.
Любила, напившись крови,
В объятия ветра ложиться.
Вила в облаках свои гнёзда,
И Он со мной рядом кружил,
Единственный, верный, холодный,
Кто также безумства любил.
Леса наши ночи скрывали,
И плавили дни города.
Так сладко манили туманные дали,
И я устремлялась туда.
А рядом в жару и в метели
Надёжное билось крыло.
Мы вместе за счастьем летели
В края, где легко и светло.
Вдвоём в одиночестве неба
Делили рассветы надежд,
Не видя земли, возвышались так смело
Над миром бескрылых невежд.
Но что-то сломалось, надрывно блеснуло,
И чёрное солнце глаза ослепило.
Стрела зазвенела, и сердце кольнуло;
Безликая мгла горизонт затопила…
Теперь я как пленник тяжёлого тела,
И стёкол решётки мешают дышать.
Разбить бы все окна, и я бы взлетела -
Так хочется небо рукою достать!
И где ты, мой Ворон, мой ангел любимый,
Всё также летаешь и ищешь меня?
А может, тебя моя гибель убила,
И стал человеком ты так же, как я?
Мне жизнь не нужна без тебя и без ветра,
В неволе желаний и мыслей пустых.
Бреду за тобой на край белого света,
Но ты только в снах и виденьях моих.
ПРОЩАНИЕ  (С  НЕЙ).
Ты ищешь ответы, родная, -
Зачем, если прошлое тает?!!
Не плачь, на вокзалах меня провожая,
Всей правды никто не узнает.
Ты просишь назвать чьё -  то имя,
А я отвечаю: "Дорога!"
Она исцеляет, как влага в пустыне,
Прощает, как исповедь Богу.
Как прежде сжимается сердце,
И ты исчезаешь вдали -
Последний кусочек счастливого детства,
Последнее чудо любви.
Поверь мне, не знаю я, где моё счастье,
И вряд ли за ним я иду.
Молюсь об одном - не пропасть бы,
Не сгинуть в дорожном аду.
Я просто безумец в скитаниях страсти,
Но бренному телу уже всё равно.
И ночью, и днём, и  в жару, и в ненастье
Дорога в судьбу превратилась давно…
        EX-LOVE.
Чего Она хотела от меня:
Изломов, язв и отречений гневных,
Видений ночи в сером круге дня,
Погасших звёзд обманчивой вселенной?!!
Глаза закрыть и с мрачного обрыва
Столкнуть в безумные объятья моря,
Движением невольного порыва,
Разрезав круг отчаянья и боли.
Но я, проснувшись в это утро жизни,
Случайно с мира сдёрнув покрывало,
Все лики прошлого смываю чистым ливнем -
Она за ними вслед, и вот, Её не стало.
Испытание было жестоким,
Но я знала, что выдержу это.
В этой вечной борьбе одинокой
Снова выжило сердце поэта.
А каким холодным было солнце,
И листва к июню опоздала.
Но душа молчит, не признаётся -
Как же много от меня Любовь скрывала…
ПРОЩАНИЕ  С  ВОРОНОМ.
В моей жизни нет тебе места.
За желанием двери пусты.
Продажная божья невеста
Бежит от мирской суеты.
Ты любовью своею опутал,
Как сетями, жестокий паук,
Но близки роковые минуты,
И оковы с души упадут.
Оттолкнёт твою тень и взметнётся
Гордой птицей на крыльях мечты
Беспокойная пленница Солнца
И сестра неземной черноты.
Ты твердишь, что свеча не погасла;
Будет ночь, и зажжётся огонь,
Но мой холод для пламя опасен,
Поцелуй превращается в боль.
Моих чувств непосильную ношу
Мне не вынести больше и дня,
Донесу до рассвета и брошу -
Не ищи и не мучай меня!
Уходя, ухожу без возврата,
Слышу крылья свои за спиной.
Милый Ворон, любимый когда - то,
Не губи, не кружи надо мной.
Больше нет тебе мест в моей жизни.
Мои звёзды не светят тебе.
Новый дом, ветер новой отчизны
В раскалённой далёкой земле…
         BLACK    COUNTDOWN
Я начинаю считать… Чьи - то шаги за углом,
Чёрные - чёрные дни, слипшийся мрак за окном.
Утро увидеть пытаюсь,
Но лица прохожих черны.
И снова кровать, и во сне задыхаюсь,
А разум ломают кислотные сны.
Считаю, считаю, считаю -
Вот всё, что осталось от неба и звёзд.
Последние храмы взрываю
И прячусь в туманах от собственных слёз.
И больше не хочется пить твоё чудо
С подмешанным ядом в бокале судьбы.
Убью всё, что было и просто забуду
Прошедшие грозы до новой беды…
       Я   КОЧЕВНИК.
Я кочевник крылатый без крова,
Где же мой долгожданный приют,
И куда эти цепи свободы
Наконец - то меня приведут?
Я устала от вечных скитаний,
Задыхаюсь от нежностей ветра;
Этот дождь мои реки страданий
Разбавляет холодным рассветом.
И уже угасает надежда
На счастливый и верный исход;
Одинокая, в поле заснеженном,
И мой путь никуда не ведёт.
День придёт и развеет тревоги
Серым пеплом сожжённых страниц,
Улыбнуться суровые Боги
С высоты чьих - то древних гробниц.
Приглашенья в окно застучатся
В расписные дворцы королей,
Нужно только чуть - чуть приподняться
И простить непрощённых людей.
Я вздыхать и молчать разучилась:
В этой раненой, слабой груди
Слишком много всего накопилось
За печальные вёрсты мои.
Где же тот, кто поймёт и услышит,
Как Господь, успокоив, простит?
Сердце бьётся всё тише и тише
От потерь, пустоты и обид.
Я сильна, как парящая птица,
И слаба, как осенний цветок.
Так стремлюсь на гнездо опуститься,
Но уже розовеет восток,
И потоком с обрыва срываюсь
За последней далёкой звездой.
Умираю и вновь поднимаюсь,
Оставаясь для мира чужой.
Дай мне знак, что ты так же кочуешь,
Предок мой, растворённый в крови;
Манишь в даль и как прежде рисуешь
Лики света, добра и любви!
*         *         *
Одиночества чёрные тени
Пугают ослепшую душу.
К рабам лабиринта видений
Спускаюсь свой реквием слушать.
Исчезну в забытых глубинах
Убитой чужой пустоты,
Как раненый голубь на тающей льдине
Сгораю в объятьях холодной воды.
К чему эти стоны? - молчать очень больно.
А кто научил бы смеяться и петь,
Не верить в свой мир, бесконечно - бездонный,
Не жить, не любить, ничего не хотеть?!!
*          *          *
Почему не дрожала рука,
Когда поджигались мосты,
В надежде на милости злого врага -
Холодной чужой пустоты?
Никто не шепнул:" Подожди, не бросай
В огонь обещания ждать."
Хотелось проснуться: прощаю, прощай!
Но как мне на сломанных крыльях летать?!!
Рассветы так жарки, и звёзды теплее,
Чем ложь поцелуев твоих.
Но душу - бродягу никто не согреет,
Лишь память, одна на двоих.
И снова дороги из осени в зиму,
И так до весны далеко.
Всё так же желанный, манящий, любимый,
Мой Ангел, ты так высоко…
Покроются пеплом кровавые раны,
Очистятся воды всё той же реки.
И я, улетая в далёкие страны,
Забуду, как мы бесконечно близки.
*          *          *
По коридорам мирозданья,
Как бледный дух блуждаю я,
Теряя в поисках сознанья
Последний смысл бытия.
Схожу с ума от слёз и боли,
От страхов, что длинною в вечность.
Где выход из моей неволи?
Здесь очень быстро гасят свечи.
Мой след похож на чей - то рядом:
Туда, обратно, в Никуда,
В последний рай, горящий адом,
Где мчаться смерти поезда.
Хочу найти родник в пустыне,
Раздвинув времени пески,
Проснуться в солнечной долине
В объятьях у живой реки.
Но как дожить, влача оковы
Безумий и кошмарных снов,
До тихих дней, что так готовы
Ворваться под мой ветхий кров?!!
*            *             *
Вот и время настало прощаться
До вчера, а потом навсегда.
Ожидать не пришедшее счастье
Надоело, устали глаза.
И стучаться в закрытые двери
Надоело бездомной душе -
Лучше в поле, где ливни и ветер,
Лучше мёрзнуть в лесном шалаше.
Но не там, где глухие насмешки
И безжалостно ранящий взгляд,
Где как звёзды, безлико и вечно,
Подлецы и подонки горят.
А когда моё чистое Небо
Сдует грязь и омоет лицо,
Я воскресну и вновь буду верить
В этот мир, и прощу подлецов.
Ну и пусть твои двери закрыты,
Я уже не вернусь никогда.
Всё, что было, прошло и забыто,
Всем, что будет, владеет судьба…
*          *           *
Не прикрывай мои безумства
Парчой любви своей святой,
Мои припадочные буйства,
Мои кошмары в час ночной.
И не грози в священном гневе
Теням безликим в темноту.
Они меня до капли съели,
Казнили жизнью за мечту.
О камни долго меня били
Лихой, горячей головой,
Смеялись и почти убили,
Жаль, что оставили живой…
Твоя любовь - бальзам лечебный,
Не стóю я таких забот.
Я навсегда останусь пленной
Тоски, лишений и невзгод.
Они, клеймо на мне поставив,
Ещё маячат там, вдали.
А я смеюсь, смеюсь ночами,
Спасаясь от твоей любви.
А утром снова убегу я
Все деньги нищим раздавать.
За что меня, за что такую,
Ты ждёшь и вечно будешь ждать?!!
*               *              *
Я слышу скрежет в лабиринтах вен.
Ещё так больно, но уже терпимо.
Уходит дух твой, рушится мой плен;
Я покидаю чёрных снов пустыни.
Ветрами южными овеян новый путь,
Хрустит песок или родные кости;
Но ноги непослушные несут
Туда, где Ночь, к Всевидящему в гости.
Он будет добр, а может быть убьёт -
Какая разница - твой дух меня покинул,
И в тень разрушенных надежд не позовёт.
Свет прошлого навеки в тучах сгинул.
На ветхом мостике над пропастью судьбы
Не повернуть назад, не оглянуться даже.
Иду вперёд, где бледные следы
Не будет видно, где весь мир не важен…
         ВОЗВРАЩАЙСЯ!
Возвращайся с туманным восходом,
Сквозь метели и грозы иди,
Возвращайся, как птицы весною,
Возвращайся и вновь уходи!
Буду ждать тебя верно и вечно,
Пока сердце не смолкнет в груди.
Пусть дороги твои бесконечны,
Возвращайся и вновь уходи…
*           *           *
Между нами тысячи стен
Чужих, незнакомых квартир,
Сплетение нервов и вен -
Холодный безжалостный мир.
Не знаю я, чем ты живёшь,
И кто с тобой рядом сейчас,
Кого проклинаешь и ждёшь.
Судьба всё решила за нас.
Один только робкий твой шаг,
Один полуночный звонок…
Вернись, мой возлюбленный враг,
Забудь, что поверить не смог…
Убить свою гордость - не значит не быть,
Так что же сама я молчу?!!
Не просто надеяться, ждать и любить -
Я стать твоей жизнью хочу!
Ты ветер, я волны; ты снег, я земля;
Я вечность сама, ты свободен как свет.
Но как в этой боли мне плыть без тебя?
Дыханье моё, ты же знаешь ответ!
А время всё дальше разводит дороги,
Мы гаснем огнями вдали.
Я верю - ты любишь, ты знаешь - я тоже…
Не поздно ещё, позови!!!
*         *         *
Как грустно слушать тишину,
Когда молчит больное сердце.
Как страшно видеть пустоту,
И угасать, прощаясь с детством.
Грустно, холодно и страшно;
Слов не слышно, жизни нет,
Мне давно всё стало ясно,
Я на всё нашла ответ.
Здесь всё напоминает о тебе,
Здесь каждый лист хранит твоё молчанье,
Слова твои, как боль живут в душе,
Ненужные слова, наивные желанья.
Зачем я верю в эту пустоту,
Рыдаю и молюсь над пропастью устало?
Ты всё разрушил и убил мечту,
Всё, чем жила и думала, пропало.
           IN THE BOAT.
Возьми меня с собой в густеющий туман,
И пусть над нами льётся шёпот вёсел.
Моя душа к твоей пройдёт сквозь ураган
По нитям из дождя под шум далёких сосен.
Века волны полёт хранит чужие тайны,
Звезды холодный свет я трогаю рукой.
Горит вдали один костёр во мгле прощальной,
И тих ночной туман, и нерушим покой.
*           *           *
Я тебе ничего не скажу,
Потому что захлопнулась дверь;
На судьбу как на пропасть гляжу,
Всё, что было, не нужно теперь.
Будет помнить весенняя ночь
Твоих лёгких движений волну,
Но сейчас даже ей не помочь
Разорвать надо мной тишину.
Никогда не приду я туда,
Где деревья смотрели на нас,
И, шумя, уносила вода
Грустный взгляд закрываемых глаз.
Даже звёзды теперь не мои,
Ты увёз их куда-то с собой.
Как уныло горят фонари,
Молчаливый дорожный конвой…
*              *              *
Закрой мои глаза бутоном алой розы,
Коснись своей рукой моих холодных губ.
Мой бесконечный сон - твои сухие слёзы,
Твой вечный приговор за мой цветущий труп.
Ты будешь отступать и проклинать стихии,
Стонать один в ночи, как облетевший лист.
И не зажжётся свет, все будут как глухие,
И не вернётся та, чей голос был так чист.
Лишь я одна ждала и спрашивала ветер,
Когда вернёшься ты, усталый и больной,
И скажешь: "Я устал скитаться в этом свете
И, наконец, пришёл испить любви святой!"
      ТЫ   УХОДИЛ…
Ты уходил, звезда дрожала
В безмолвных сумерках ночей,
Слеза из воска застывала
На ранах умерших свечей.
Воск запоёт в руке холодной,
Его узор - моя судьба.
Мой вечер будет очень долгим.
Ты знаешь, ночь всегда права.
Приходят старые обиды,
Жизнь застывает в тишине,
И почему мне вдруг так стыдно
Смотреть в глаза большой луне.
Я замираю в лунном свете,
Гашу свечей тревожный блеск;
Одна на дремлющей планете -
Твой силуэт исчез во тьме.
ПЕРВЫЕ ВСТРЕЧИ С ТОБОЙ.
Наполняя пьянящим дыханьем
Мокрых улиц и желтой листвы,
Ночь идёт и приносит желанье
В мои мысли и долгие сны.
Юный клён позолоченной веткой
Мне устало в окно постучит,
В тишине этих сумерек редких
Всё исчезло и сердце молчит.
Я гоню бесконечные грёзы
О неведомой жизни вдали,
Но судьба моя - вечные слёзы
Без друзей, без тебя, без любви.
               HUSEIN.
Твой взгляд зовёт сквозь пустоту бокала,
Ты станешь сном, когда растает ночь.
Я шла к тебе, чтоб всё начать сначала,
Вернуть всё то, что смыл осенний дождь.
Тусклые звёзды покоятся в лужах,
Тихая вечность вдали неземной.
Зов твоих глаз - это всё, что мне нужно,
Не исчезай, не простившись со мной.
Тает в тумане осень надежды,
Звон хрусталя и мой сказочный сон.
Чёрные тучи над морем как прежде,
Тих и печален мой призрачный дом.
*           *           *
Врываешься ветром весенним
В жизнь, погребённую заживо.
На крыльях грядущих столетий
Уносишь всё то, что не важно.
Закружишься пылью у ног,
Коснёшься лица незаметно,
И вновь улетишь за порог,
Не требуя лживых ответов.
Я буду любить, не любя,
И верить, что где-то в тумане,
Ты, может быть, вспомнишь меня,
Кочуя в седом океане.
        YOUR   LETTERS.
Я жду письма, нет, "жду"- не то названье
Всем мукам и страданиям моим.
Я жду письма, нет хуже ожиданья,
Так хоть во сне со мной поговори!
Когда пронзает жуткий холод ночью,
И не спасает свет заплаканной свечи,
Мне так нужны бывают эти строчки,
Мотив далёкой, но родной души.
Я их залью горячими слезами,
Уставшая от горечи потерь.
Как хорошо, что бездна между нами,
И ты не знаешь, что со мной теперь.
Томиться в бесконечном ожидании-
Вот всё, что подарила мне судьба.
Считать года, века и расстояния…
Я жду письма, я просто жду письма.
            ПОДРУГА.
Садись за стол, подруга Одиночество,
Давай вдвоём посмотрим на звезду.
Располагайся, вечной тьмы Высочество,
А я вина тебе хорошего налью.
Нет, я не пью, ты что опять забыла,
Что я который день смотрю в окно
И вспоминаю всё, что в жизни было
И не было, а, впрочем, всё равно!..
Ты только не молчи, ведь я и так страдаю.
Не зря же я тебя сегодня позвала.
Смеёшься,.. стой-ка, дай я угадаю:
Ты что-то прячешь, что-то принесла.
Мечты, надежды,.. нет? - Цветы сухие!
А, помню, помню… это тот букет,
Что летом я на поле позабыла.
Ну, не забыла, ладно, бросила в кювет.
Довольно, хватит злобно улыбаться,
За твоим смехом прячутся его глаза.
Она и он… Дай мне бутылку, не могу сдержаться.
Пусть тонет всё, пусть тонет навсегда!!!
        ПРОСТО УХОДИ.
Для тебя я свой мир не открою;
Ты не злой, не глухой, не слепой,
Но как все здесь, охвачен войною,
Не поймёшь, так иди стороной.
Не старайся ворваться как в крепость,
Не пытайся на подкуп идти.
Здесь сокрыта великая ценность
Лишь для тех, кто свободен в пути.
Не страшны мне холодные цепи
Твоих глаз, твоих сомкнутых губ;
Лучше смерть, и пусть трогает ветер
Мой забытый истерзанный труп.
        КОШКА.
Никогда не встречала кошек
С когтями, полными яда.
Кажется, будто гладят,
А сами ранят смертельно.
Может быть, я и смогла бы
Противоядие в чащах сыскать,
Но давят болезни лихие,
Ноги опутала слабость,
И крикнуть я даже не смею,
Чтобы кошку - убийцу прогнать.
          WARNING.
Под звуки январской бушующей вьюги
Я слышала звук твоих майских шагов,
Печаль неземная шептала о чуде,
О счастье весны среди серых снегов.
Ты был как посланник невидимой грёзы,
Украдкой проник в мой безоблачный май
И пел мне о том, о чём пели морозы,
Позвал за собой в бесконечную даль.
Как всё исчезает за дымкой мгновений,
Исчезнешь и ты, так похожий на сон.
Утихнет и боль, и тоска сожалений,
Покроется пылью мой маленький дом.
Возьми же с собой эти хрупкие строки,
Мой ангел и демон бессмертной весны,
И сердце возьми талисманом в дороги,
Пускай сохранит от случайной любви.
( 22. 05. 1996 г.)
        LOVE       WAR.
Мы долго брели по дорогам Любви,
Купаясь в победах и в серой пыли,
Порой отнимая у буйных коллег
С трудом заработанный лакомый хлеб.
При виде прекрасных крутых берегов
Мы к ним направляли бег лёгких судов.
И флаг на флагштоке чернел лишь тогда,
Когда к берегам подходили суда.
С добычей летели в неведомый грот,
Оставив на пристани вдов и сирот.
Бесстрашные воины страсти слепой,
Мы пристани брали одну за одной;
А кто не сдаётся, пусть тонет в крови -
Мы верные дети богини Любви.
В тёмной ночи и в мареве дня,
Стрелы Любви не минуют тебя.
Мы снова у цели, ещё один бой,
И вот целый город лежит пред тобой.
В руинах надежды и детские сны,
Под плач и проклятья сдаются враги.
А мы победители, всё здесь для нас:
Рабыни и замки в роскошных садах.
Бывало, казалось, что цель далека,
Как рай недоступна, смела, высока…
И станешь гадюкой, шакалом, лисицей,
Чтоб сердца намеченной жертвы добиться;
Иль нищим убогим придёшь на порог,
И сжалится жертва, откроет замок.
Лишь годы спустя, после жуткого сна
Поймёт наконец, что любовь как война.
Все средства к победе, ни шагу назад;
Для сильного - рай, для ничтожества - ад.
И в этой борьбе, закаляясь, росли
Великие дети бессмертной Любви.
А что же досталось нам после войны?-
Изъяны на теле и в сердце рубцы.
И вот мы забыты в дорожной пыли,
Лишь старость игриво смеётся вдали.
А  Дева-Любовь на коне вороном
Исчезла, как сон, за ближайшим углом.
Шагают за ней по пятам вдоль веков
Ряды молодых обречённых бойцов.
*           *            *
Никогда не провёл бы рукою
По дрожащему телу ты властно,
Но гордыню сломило волною,
Закружило в прибое ненастном.
Но попробуй, возьми мою душу,
Обожжёшься и в прах превратишься.
Не твоя, я лишь ветру послушна,
Непокорная вечная птица.
В недоступном пространстве парила,
Не хватала кусков очерствелых,
Но давно о полётах забыла,
По руинам бродя обгорелым.
Не заметишь тоски и презренья,
Ты ведь тела касался, не сердца.
Я изгнанник без слов и прощенья
В безнадёжных попытках согреться.
*         *         *
Хорошо, что ты слепой,
Если б видел, разрыдался
Над лихой моей судьбой,
Над грехом, что мне достался.
"Будь моей", - сказал ты просто,
Я сказала: "Хорошо".
А вдали стонали сосны,
Среди лета снег пошёл.
"Вот,  возьми", - сказал ты тихо,
Я сказала: "Что ж, давай".
А на море взвыли вихри,
Молний блеск снега сдувал.
    LOOK AT THE PAST.
Сквозь зеркало грядущих лет
Дарю тебе невинный взгляд,
Огонь любви, которой нет,
В бокале жизни горький яд.
Тела трепетного дрожь,
Злой экстаз холодной связи…
Только душу не возьмёшь,
Слишком чистую для грязи.
Расскажи же обо мне,
Нужные найди слова:
"Она птица в вышине,
она призрак и змея".
Продано тело, сердце в руинах,
Жизнь посмеялась и бросила в омут.
Нет ничего, только эта картина -
Чистой души недопетые стоны.
*             *             *
Понимать… Не любить, не лелеять,
Не насиловать, не истязать,
Не встречать на пустынных аллеях;
Я прошу одного - понимать.
Не кидаться чужими словами,
Не запугивать и не стонать,
Не касаться чуть слышно губами;
Я всего лишь прошу понимать.
По утрам не заваривай кофе,
Через силу не смей обнимать.
Не надейся, что станет любовью
Неуменье твоё понимать.
*          *           *
Не надо любви, это - роскошь.
Представь меня с ней на дорогах,
Где стаей голодною ходят
Бродяги в нужде и тревогах.
Оставь моё сердце, оно ещё бьётся;
Исчезнешь ты завтра, в свой мир не возьмёшь.
Мне друг - оборванец в лицо рассмеётся
И бросит в укор: "От судьбы не уйдёшь!"
      В БОЮ С ТОБОЙ.
Не хочу, не желаю сдаваться,
Потому что ты стоишь паденья,
Ты один заставляешь смеяться
Над страстями сердечных мучений.
Ты всё выше, мой враг недоступный,
Я всё ниже, всё ближе к могиле.
Растворяюсь в потоке распутном,
В неземной разрушительной силе.
Вкус победы тебе не изведать,
Потому что не хочешь победы
Надо мной, чьи грехи не измерить,
Я сама навлекла эти беды.
Даже верной руки не протянешь,
Ты взлетаешь, я падаю в бездну,
И словами тебя не обманешь,
Даже слёзы с тобой бесполезны.
          YOU  &   ME.
Ты помнишь голубой холодный океан,
И мы два айсберга, сияющих в пустыне,
К земле далёкой сквозь густой туман,
Гонимые попутным ветром, плыли.
Мы пролетали мимо островов,
Согретых солнцем, но оно над нами
Не властно было. Жгучий лёд снегов,
Шутя, сверкал под жаркими лучами.
И ты всё видел, ты был так высок,
Ты различал: вдали уже синели
Желанные поля заветных берегов;
И шёл вперёд, минуя злые мели.
Я думала, ну, сколько в тебе льда,
Весну не любишь, солнце - твоё горе.
Я думала, и капала вода
С моих утёсов в голубое море.
А ты всё плыл, а я давно текла
У ног твоих струёй живой и тёплой,
Но не дано услышать глыбе льда
С высот своих воды несмелый ропот.
Ты даже оглянуться позабыл
И не искал меня в густом тумане.
На что надеялась, ведь были рождены
Зимой мы оба в вечном океане!
*           *           *
Знаешь, почему они пустые,
Как ручьи лесные в летний зной,
Как песчаные бесплодные пустыни,
Как желанье раннею весной?
Два пустых, заброшенных колодца,
Разорённых грубою рукой.
В них заглянешь, сердце содрогнётся -
Чрева их заполнены тоской.
Только жажду дикую приносишь,
Выпиваешь и стремишься прочь.
Никогда, насытившись, не спросишь
Чем пустым глазам моим помочь.
*             *             *
Пожалуйста, Малыш, прости меня!
Но мне нужна была лишь сказка,
Как этот дым, как утренняя ласка,
Не злись, Малыш, но я всегда одна.
Тем, кто стучится, двери не открою,
Он научил меня спокойно выбирать,
Замучить и до капли выпивать.
Пойми, Малыш, мне не нужны герои.
Но даже я всего лишь раб в неволе,
Его бичи страшней моих когтей.
И даже ты не разорвёшь цепей,
Которые замкнули путь к свободе.
         НЕ  БОЙСЯ!
Я не стану тебя обкрадывать,
Всякий знает, в любви я вор.
И не зря от меня Они ставили
Возле сердца железный забор.
Но недавно в душе обветренной
Шевельнулся укор немой.
Я не трону тебя, заветного,
Отпущу, не поранив, домой.
Но броди по другим дорогам,
Поменяй своё имя и дом:
У меня в этом мире немного,
Только ты будешь вечно в нём.
ВЕЧЕР.  ДОРОГА.  А ЕГО НЕТ.
Черные сосны небо пронзили.
Ещё один путь без тебя в Пустоту.
Отняли всё, только сердце забыли,
Бедное, бьётся в кровавом поту.
Кажется, можно уже не метаться -
Прожито счастье, и горе ушло.
Хватит о мёртвые кости стучаться,
Светит луна и под снегом тепло.
В окна не рвусь, потому что не смею
Новым обличьем тебя напугать.
Звёздами падала, ветром повею,
Бурей заставлю себя вспоминать.
Что же ты хочешь, свой мир затворяя,
Гонишь и призрак от милых дверей.
Всё позади, уходя, повторяю:
"Боже, как холодно в мире людей."
НАСМЕШКИ  ПРОШЛОГО.
Начинаю учиться жить
Без тебя, без взгляда, без слова;
Нет, не чувствовать, просто быть,
Мне б дышать научиться снова.
Время умолкнуть прошу -
Мертвы без тебя минуты,
Кровью молитвы пишу,
И холод сжигает руки.
Ты говоришь: "Придут…
Новые будут песни."
Да, очень много их тут,
В гиблом,  заброшенном месте.
Только не спеть уже мне,
Ученик из меня никудышный,
Сердце не бьётся в твоей тишине,
Губы сомкнулись чуть слышно.
*          *          *
Пытаюсь идти, за стеной - стена,
Древние, в тысячу лет.
И пустыня была на двоих одна,
Но пески поглотили след.
Острые тени. А ведь это мы,
Помнишь, стояли тут.
Воздух был влажный, и шли часы,
Они и сейчас идут…
*          *          *
Наконец - то ослаблены цепи,
И почти уже можно дышать.
Я всё также не в силах ответить,
Но всё так же мечтаю сбежать.
Твои приторно - сладкие розы
Стали горькими, но не от слёз,
По стеклу застучали морозы,
Твой любимый январский мороз…
Я ведь тоже училась любить их,
Как и ты по ночам у окна.
И за то я на снег не в обиде,
Что уверена - скоро весна,
Что среди нескончаемой вьюги
Вдруг закапает с веток берез.
Эта оттепель душу разбудит,
Растревожит до счастья, до грёз.
Не проси меня стать королевой
Этих снежных забытых полей.
Я к другим пристрастилась напевам,
Мне и солнце чужое милей.
Да я знала, здесь всё в моей власти.
Я как призрак, я судьбы вершу.
Ты зима и ты таешь от страсти,
Но я больше её не прошу.
*               *                *
Довольно, хватит бродить по осколкам,
Всю ночь мы били зеркала.
В воспоминаньях мало толку,
И боль все слёзы забрала.
Неси забытую колоду,
Построим новый небоскрёб.
Но не меняй свою свободу
На виски, выпитый взахлёб.
Ещё вдали волна морская,
Которая следы  размоет.
И сколько ждать ещё, зевая,
Когда та туча солнце скроет!
*            *             *
Птицей ожившей сердце в груди
Видит бессчётные мили пути,
Где день - это праздник, где счастья огни.
И нужно лишь встать, только встать и дойти.
Но слабое сердце умолкнуть прошу,
Оно задохнулось в весеннем бреду;
И манит кого – то, и сумерек ждёт,
Как жду я того, кто уже не придёт.
        НЕ  О  ЛЮБВИ.
Ты снова здесь, ты просишь больше,
Чем я смогу тебе отдать.
Тебя любить намного проще,
Но очень страшно умирать.
Не чёрный ад подземный страшен,
А страшен рай твой, твой обман:
Ребёнок я слепой, как раньше,
За каплю сна  всю жизнь отдам.
Зубами рвёшь куски живые,
Но телу незнакома боль -
Я в жертву принесла святые
Минуты счастья и любовь.
И каждый звук здесь только эхо,
Решётки злой глухая тень.
Я в тишине, не надо смеха.
Найди для жизни новый День.
*               *              *
Угадай, почему откажу!
Не потому, что ты парень, как все:
Другую целуешь в июньской росе,
И смотришь невинно в пустые глаза -
Просто сегодня на небе гроза,
И нет тебя рядом, и только она
Смеётся над тем, что я снова одна;
Что вновь не зову, не молю и не жду,
Безумно дрожу в полупьяном бреду.
Вина твоя в том, что тогда, уходя,
Ты дверь не захлопнул, и капли дождя
Коснулись лица и украли покой,
И в вечные сны увели за собой.
         LION.
Маленькой тонкой рукой
Каплю за каплей …  И пьёшь.
Первый и чистый такой
Падаешь, но не придёшь.
Днём распрямится трава,
Как всё в этой тихой глуши.
Знаю, сто раз  не права.
Молчу. Если можешь, дыши.
В тонкой руке задрожала свеча,
Сердце всё ищешь, как ночь в темноте.
Брось, отпусти, это всё сгоряча,
Я только тень не в твоей пустоте.
Я это звонко мелькнувший закат
В мире восходов и чёрных дорог,
Первых безумий разбавленный яд,
Не выпить его ты просто не мог.
*            *            *
Маленький с огромною пустыней
Вместо сердца, вместо серых глаз,
Амазонку превратил в рабыню,
Выжал, выпил и отбросил в грязь.
Не кричу, не плачу, поднимаясь.
Замираю, сдерживая смех,
Обожги! От ветра задыхаюсь -
Это сон твой, не прощённый грех.
Что, Малыш, играешь?!! - Я играю!
Правила мои и роль моя.
Я как Феникс, вечно воскресаю,
А тебе - холодная земля!
*          *          *
Струимся по лунному свету
Сквозь синий и чистый туман.
Тела, позабытые где-то,
Уносит листвы океан.
Укажешь все тайные тропы,
Ведущие к каждой звезде.
Начну забывать понемногу,
Что раньше жила на земле.
Шепни только тихое слово,
И я оторвусь навсегда.
Но падаю, падаю снова
И вновь открываю глаза.
*            *            *
Хочу не просто раствориться,
Хочу тонуть и погибать
В твоих глазах, как вечность чистых,
Спокойных, как морская гладь.
Ещё один глоток движений
И будет поздно, я умру,
Но в мир зеркальных отражений
Тебя с собой не позову.
Рождённый ветром, с камнем в сердце,
Желаешь ту, в чьём сердце смерч.
Как путник просишься погреться
В мой каменный, холодный склеп.
*              *              *
Шаг и почти уже бег, стоны ещё далеки.
В этот пылающий снег слабым движеньем руки…
Всё в этом мире горит, всё только снег и огонь.
Ноет, почти что болит; брось её, выгони вон!
Краем, всё краем к словам, к жестам и стонам ночным,
К жарким замёрзшим губам, к снам, но давно не твоим.
Кто ты, затравленный зверь, бездне смотрящий в глаза?
Здесь только горечь потерь, здесь только ночь и гроза.
Это стихии мои, это моя тишина.
Не покидая земли, не выходи из окна.
*           *           *
Не одиночество, не радуйся.
Провалы в жизни, будто в памяти.
Всё те же дни, всё счастье чудится -
Не бойся, всё равно не сбудется.
Не постучу, не брошу горькое.
Не позову тебя смотреть,
Как в диких муках буду корчиться.
Одна мечтаю умереть.
       ЛУННОЕ…
Лунные брызги на шторах,
В складках запуталась ночь.
Соткан из бледных узоров,
Ты через сумрак идёшь.
Лунные боги украдкой
Стелят кому-то постель,
Я в своей детской тетрадке
Пробую тушь и пастель…
Лунные красные веки
Гаснут под тяжестью сна,
Это проснувшийся ветер
Шепчет, что скоро весна.
     ЕМУ   И   МОРЮ.
Мой яркий демон, ты не верил,
Что вновь забьётся чаек стон,
И сотней звонких брызг о берег
Рассыплется в объятьях волн.
Упрёки, гнев, мольбы глухие -
Всё далеко, всё где - то там.
Чтоб с ветром пить твою стихию,
Не только совесть, жизнь отдам.
Лететь со скал в немую бездну,
Приливом таять под луной…
Когда-нибудь и я исчезну,
Уйду в Ничто, дыша тобой.
*                *               *
Разбиваюсь волной о сердца гранит,
Стекаю. Так больно, и шторм леденит.
Не хочешь. Как ветер сорвёшь и уносишь.
Солёные брызги в бессонные ночи.
Почти оторвавшись, скрываешься в скалах,
Но молния в пене уже засверкала.
И рухнет стихия, ломая гранит,
Когда в твоё сердце мой дождь застучит.
*       *       *
Мне нужен этот звук
твоих сомкнутых губ,
Твоих молчащих глаз
в холодный поздний час.
Когда они уснут,
меня не будет тут.
И даже там, вдали,
где виден край земли…
Я слышу голос твой,
дрожащий как живой.
Пустынным миражом,
во льдах седым огнём,
Сжигающим меня -
я чувствую тебя…
*           *           *
Болезнь ухватила за горло,
Язва в голодной душе.
Как-то мучительно долго
Тлеет окурок в руке.
А на мольберте - икона:
Жёсткий сухой карандаш,
Злой и до боли знакомый
Почерк невидимый ваш…
Капает, крошится время,
Где-то рождается жизнь.
Сбросить бы адское бремя,
И за судьбу всё решить!
*       *       *
В письмах издалека
Тихий прощальный привет
Городу в вечных снегах,
Дому, которого нет.
Больше не встретит меня
Злой опустевший вокзал,
Боль моих детских потерь,
Горечь в замёрзших слезах.
Стану я редким гостем,
Чужим зарубежным туристом.
Так и не ставшая русской,
Сбежавшая жить за границу.
Прости меня, дикая святость
Куполов золотых и храмов!
Сколько раз я на них распята,
До сих пор не рубцуются шрамы.
Не знаю я степи какие
Кровь кочевую в вены взливали.
Бескрайнему небу "спасибо"
За вечную жажду и поиски рая.
*        *        *
Время зимних волков,
Время чёрных ворон.
Хлопьями с облаков
Саваном похорон.
Придумана чья-то смерть
В диких забытых лесах,
А я продолжаю лететь,
И бьёт мой рассвет на часах.
В двери стучится новый герой-
Последний и навсегда,
Почти недоступный, великий и…мой-
Сбывшихся снов Звезда.
Бледные тени ползут
За колесницей моей:
Взгляды голодные, воют, зовут
Болью проплаканных дней.
Просят судьбу изменить,
Новый начать роман;
Снова поверить, простить и любить
Воскресший самообман.
Кто-то поставил смерти клеймо
На вашей судьбе - не я …
Сожгите друг друга острым клинком,
Отрекшиеся любя!
           САГА   О   ВОЛКЕ.
Она кормила с рук волков и говорила мне:
"Вот только зиму переждут и убегут к весне.
Они всегда, когда снега стекаются в мой дом.
Я их кормлю, я их люблю, но знаю, что потом…
Народа мудрость говорит - сколь волка не люби,
Он также воет и всегда на лес родной глядит!"
Я слушала при свете свеч и отвечала: "Да…"
Но сквозь оконное стекло мой взгляд летел туда,
Под лунный свет, под шум елей, - прочь от её тепла.
Свободой жить, что всех милей - скорее бы весна!
*          *          *
Мой Демон, ты сошёл с ума.
Всё так же в чёрном и всё так же жаждешь.
Что ты творил в те ночи без меня?
А я забыла о тебе однажды…
Забыла профиль, искры рысьих глаз,
Как детские мечты с годами забывают.
И до сих пор не верю, что сейчас
Ты рядом и сечёшь меня словами.
Жестокий, гордый, где рассудок твой,
Зачем сжимаешь так, что задыхаюсь?
Всех женщин мира заменяя мной,
Так удивлён, что я лишь улыбаюсь.
И что ответить страстью я не в силах,
И не дрожат как прежде от волненья руки.
Тогда ты мог бы получить рабыню,
Теперь свободна я, привыкшая к разлуке.
Внушил себе, голодный хищник,
Что ты хозяин жизни моей грешной,
Я это всё, что ты так долго ищешь.
Твоя, твоя, и ночь продлиться вечно…
Но день придёт, и демоны растают
Тенями на разрушенной стене.
Жаль, что они меня не отпускают,
В слепое сердце нож  вонзая мне.
*          *          *
Идём мы по разным дорогам:
Ты гибнешь, и чёрен твой путь;
А я через тернии с Богом
Воскресну когда-нибудь.
И стану слезами молиться
За мир и таких как ты,
Прощая развратные злобные лица,
Погрязшие в диком аду пустоты.
Но всё же "спасибо" скажу
За то, что ты так и не смог
Убить мою чистую душу
И к небу подняться помог!
*            *            *
Я уже не смогу обмануть тебя
И три нежные слова шепнуть.
Я затронула струны старые,
Чтобы проще был новый путь.
Буду петь с равнодушием в голосе-
Посмеялась над верой судьба.
Очень тихо, мертвецки спокойная,
Провожаю тебя навсегда.
Не успела напиться дóсыта
Теплоты твоего огня.
И на все твои взгляды-вопросы
Не отвечу уже никогда.
И куда б я не шла, разбитая,
Чей-то призрак стоит за спиной:
То ли это любовь незабытая,
То ли милый убийца мой.
*          *          *
Ты сделал меня холодной,
И я превращаюсь в гранит.
Пуста, одинока, свободна!..
Застывшее сердце молчит.
И сколько б его не грели
Губами друзья и враги,
Я больше не в силах верить
В возможность дышать и любить.
     RAVEN. Part II.
Сколько раз я тебя хоронила,
Зарывала в холодный снег;
Столько раз ты вставал из могилы,
Возвращался воскресший ко мне.
Я тебя называла птицей,
Убивала в последнем бою,
А потом одинокой волчицей
Пела гордую песню свою.
Я так долго искала место,
Где не видно, не слышно тебя.
Притворялась чужой невестой
И любила других, не любя.
Но судьба как всегда возвращает
Из далёка в объятья твои
И на пальце кольцом замыкает
Бесконечные вёрсты любви.
Расскажи мне про диких женщин,
Что встречал без меня ты в аду.
Расскажи о видениях вещих,
Как любовника я найду…
Мне так нравится путь мой свободный
И ты, не мешающий петь,
Гордый, развратный и злобный,
Готов за меня умереть!
*            *            *
Я научилась ходить по солнцу,
Не обжигая ног,
И слышать, как небо смеётся,
Сплетая божественный слог.
Я научилась верить
В то, чего ты так боишься,
Взломала запретные двери,
И ты мне больше не снишься.
Я знала меня, здесь примут,
Здесь любят убогих и смелых,
Которые жаждут полмира,
Гроша за душой не имея.
Теперь мой чертог неприступен,
Я землю отсюда не вижу.
Двуглавый орёл - мой спутник,
И звёзды всё ближе и ближе…
*             *             *
Я стою у черты: за спиною кресты
Могил, куполов, несбывшихся снов.
И кто-то уверенной меткой рукой
Последние корни срубил подо мной.
Там новая жизнь, ослепляя, блестит;
Чужие миры пролетают как миг.
Ну, а я зачарованный странник,
Российский как будто изгнанник
С обрыва в неведомый омут -
Свободные души не тонут…
    HER  WEDDING.
Надевают белый саван-
Платье подвенечное.
В мёртвом сердце тихо стало.
Станция конечная.
Не сажайте птицу в клетку-
Бедная не вынесет.
Без свободной шаткой ветки
Жизнь её немыслима.
Ты поплачь, моя старушка,
Близок этот час:
Мой убийца точит ножик,
Разлучая нас.
Скоро он закроет двери,
Мир перечеркнёт.
Будет плакать твоя детка,
А потом умрёт.
В золоте и в шёлке, как царицу в храм-
Всё о чём мечтала, падает к ногам.
Белый саван вьётся и летит кортеж
По дороге…счастья, славы и надежд.
*             *             *
В плену опостылевших стен.
Весна. Ну и что? Сигарета в руке.
И горькой струёй одиночества дым
Сжигает мгновенья одно за другим.
Корчась от боли, ломается разум.
Хочется взять всё, что будет и сразу;
Сбросить бы с шеи дороги петлю,
Крикнуть кому-нибудь с дрожью "люблю!"
*            *           *
Я живу этим сладким мгновением,
Незнаниями о тебе.
Как хочу, так сплетаю видения
О грядущей моей судьбе.
Я совсем ничего не знаю
О губах твоих и глазах.
Ветер шепчет, что ты не свободен,
И играет в твоих волосах.
Я припомнить с утра пытаюсь
Как ты выглядел, как дышал.
Мне так сладко, что я пробуждаюсь,
Мне так горько, что ты лишь обман.
Никогда мне не стать тебе ближе,
И душе не дождаться ответа.
Не случилось родиться счастливой.
Одиночество - доля поэта.
Ты как Принц на соседнем стуле:
Деловая холодная речь,
А в глазах моих слёзы блеснули,
Как мне сердце от боли сберечь?!!
И опять разверзается бездна
Безысходных губительных чувств.
Все попытки кричать бесполезны.
Заблокирован намертво путь.
       HOPELESS   LOVE
В весенней воде и в разливах судьбы
Мы тонем, котята слепые.
Не верим, боимся, бежим от любви,
Расправив свободные крылья.
Позволь на прощанье коснуться лица
До боли знакомого с детства.
Мечтала, молилась и так без конца
Терзала несчастное сердце.
Ещё один путь в Никуда.
За что я так вечно несчастна?
Бреду в пустоте и одна как всегда.
Бессмысленно в небо стучаться.
Мой Ангел, прости, что хотела тебя
Узнать и надеялась тайно,
Что ты был рождён умереть за меня,
Что встреча с тобой неслучайна!
*         *         *
Он строит, чтобы взорвать,
Приказывать и убивать.
Он ядерный гиперциклон,
И в Бога не верует он.
Давно не считает грехи,
Читает украдкой мои стихи.
Он молится на меня,
Ведьму и шлюху любя!
      SWEET  SISTER.
Не кради ты моё одиночество,
Мне так мало осталось его.
Сбывается злое пророчество,
И я выхожу за Него.
Мне так нужно уснуть и подумать,
Не смыкая измученных глаз,
Как замедлить судьбу роковую
Хоть на миг, на последний свой час.
Ты не веришь всё тихо и серо,
А я слышу Он гонит коней,
Беспощадный, горячий и смелый,
Отомкнувший сто тысяч дверей.
Увезёт в своё дальнее царство
И оденет в шелка и чадру.
Не успею ни с кем попрощаться,
Позабуду родную страну.
Не понять тебе грусти далёкой.
Я всё слышу, а ты весела.
И однажды ночным самолётом
Прилетишь ты ко мне сестра!
*            *           *
Твои "люблю" утонут в пустоте.
Мне нужно время, чтоб на них ответить.
Пожалуйста, не думай обо мне,
Я потерялась на чужой планете.
Чужой язык, чужие голоса…
Нет, я по дому вовсе не скучаю.
Я просто привыкаю к чудесам.
Мой дом, где ты - и в счастье, и в печали.
Увёз и зачеркнул мой прошлый ад.
Я номер телефона поменяла,
И бывшие друзья мне не звонят.
Я начинаю эту жизнь сначала.
*            *           *
Я смотрю как весенним пожаром
Заплывают сердца и глаза.
Осторожно лечу с тобой рядом:
Дальний свет и свистят тормоза.
Я проснусь в незнакомом городе,
В котором спала много лет:
Дома, провода и вороны…
Он дышит, встречая рассвет.
За что я люблю его, каменный,
Невидимый, но родной? -
За этот у счастья украденный
Райский кусочек мой…
                 Peau   d'Ane
Заверни меня в "Кожу Анны",
Уложи на цветной Килим.
Всем несчастным скупым и жадным
На прощанье кальяна дым…
Я безмолвно прошу прощенья
На осколках французских ваз.
Было трудно принять решение,
Пусть не думают плохо о нас.
Ты задёрнешь тяжёлые шторы
И прольёшь ароматы свечей.
Я боюсь, что ещё не готова
Слушать сладкие сказки ночей.
Но ты хочешь и просто уносишь
В свой безумный неведомый мир,
Где я буду блудницей женою,
Где мы в пламени страсти сгорим.
На мехах и шелках восточных
Засверкает палитра дней.
Навсегда, безнадёжно и прочно
Нежный плен твоих жгучих цепей.
*               *                *
Скоро весна…
И нет ничего, что взрывало бы нервы.
В норме казна,
В вазах французских не вянут букеты.
Ты далеко.
В знойной Италии женщин целуешь.
Странно легко
Верить, что ты обо мне не тоскуешь.
Где-то вдали
Первые ночи и верность до гроба,
Море любви
Дико восточной, запретной и новой…
*        *        *
Если бы только ты знал,
Если б представить ты мог,
Как мой рассудок устал,
Как же мой путь одинок.
Как я спасенья ищу
В каждом мелькнувшем луче,
Кровью молитвы пишу
На омертвевшей душе.
Снова закрытая дверь,
Боль и ни капли тепла,
Вечная горечь потерь.
Как же тебя я ждала!
*         *         *
Одинокий бой без правил
Песню жизни обезглавил,
И летит она за мной
Чёрной тенью неживой.
Солнца свет собой затмила
И грозит тюрьмой - могилой.
В руки меч, и снова в бой
С беспощадною судьбой.
Сотни, тысячи начал
Разрушают мой причал.
Из-под ног земля уходит,
Панихиду чёрт заводит.
Но не будет побеждён,
Кто для славы был рождён…
*              *             *
Если жизнь - это вечная клетка,
Пусть будет просторной и золотой.
И добрый хозяин пусть редко,
Но кормит усталой и щедрой рукой.
А я буду петь про любовь,
О первой своей, что бродила
Ночами по крышам высотных домов,
И как - то шагнула оттуда в могилу.
Вторая любила покрепче:
Пучок конопли в неразбавленный спирт.
Но вряд ли ей стало легче
Под тяжестью мраморных плит.
А третья за руль садится
И встречных пугает слепящим огнём,
Мрачная чёрная птица,
Смертник, убитый вчерашним днём.
Открой свои уши, хозяин,
И слушай, как я пою.
Как быть тебе верной не знаю,
Я просто тебя люблю.
Пусть будет светла моя клетка,
И вид из окна красив,
Слаба под тобой табуретка,
И твёрд потолка массив…
*            *             *
Я хочу поставить себе памятник.
Знаю, что сумела б это сделать.
Мне бы гипса, глины или мрамора,
Я бы песнь свою последнюю допела.
За решеткой дней моих убогих
Только Божий свет сияет слабый.
Злые бесконечные дороги
Непонятной суетой на плечи давят.
На глазах закрытых слово "боль"
Начерчу усталою рукой.
На губах разбитых - слово "страх".
Что расскажешь в этих двух словах?!!
И зачем такая жизнь на белом свете,
Если лучшее в ней - это мысль о смерти?
*          *           *
Отвердело небо под ногами,
Как же больно по нему идти.
Обдуваемый семи ветрами,
Бледный призрак скачет впереди.
Он прикосновеньем губ холодных
В мёртвый дух вольёт как будто свет,
На дороги дней моих свободных
Налагая несвободы крест…
И теперь я не бросаю тени,
Как и он над суетой лечу.
В новом царстве светлых привидений
Ничего предвидеть не хочу.
Это было где-то и когда-то;
То, что скрыли от меня Таро.
Не бывает в прошлое возврата:
Там темно, и впереди темно.
Скоро сердце и глаза привыкнут
Видеть то, что скрыто от других.
Воскресают имена забытых,
Спрятанных во мне и не моих…
Но и эти города покинув,
Я взойду на новый эшафот,
В пасти судьбоносной паутины.
Мне на смерть, как никогда, везёт…
*         *         *
Сети иллюзий раскинуты,
Их впервые плету не я.
Болью сознание сдвинуто
Между "враги" и "друзья".
Кто - то создал мою копию
В бледном рассудке твоём,
Чистую и высокую,
Плачущую огнём.
Верность и чистая совесть
Проданы были давно.
Ты для меня не новость,
Старое вестерн - кино…
        MY  POEMS
Я их хочу душить, душить,
Ломать, гасить, как сигарету.
Мне б только верить и грешить,
Но никогда не быть поэтом.
Я в завещании своём
Пишу: "Сожгите всё и сразу.
Зола - золой, огонь - огнём,
За слогом слог, за фразой фразу.
Я ненавижу их за то,
Что как кошмары спать мешают,
Закрытых глаз дробят стекло,
Встают и свечи зажигают.
Пророчат будущего плен,
Воруют вздохи славных предков…
И гонят прочь из серых стен,
И любят горячо, но редко.
*               *              *
И вот она, Звезда Ночного бунта,
Царит в сиянье ледяной любви
На чёрном небе в ожиданье утра,
Пугает бледным светом фонари.
Я избавляюсь от плохих привычек:
Смотреть в окно на злейшего врага,
И поджигать обугленные спички
От гаснущего на полу костра.
Ещё учусь не верить и не слышать,
А всё как будто прежнее вокруг.
И только он уже давно не дышит,
Мой самый верный и последний друг.
Ты закрываешь мне глаза руками:
"Не надо, будет больно, не смотри!"
Но вижу я душой, а не глазами
Последний день свой на краю земли.
Бывает как всегда и безразлично,
Бывает холодно и иногда темно;
Но только раз один вопрос безличный,
А дальше всё одно и всё равно.
*             *             *
Мне нужно снова научиться видеть,
Постичь великий смысл бытия;
Забыть о том, что значит ненавидеть,
Испить глоток божественного "Я".
Был разум мой подвержен злой идее,
Погряз в грехе, и местью одержим,
Коварным духом, как Змея над Евой,
В порочном вожделении кружил.
Ослепший и оглохший бедный путник,
Влачилась по дорогам в Никуда,
Отдавшаяся в плен ветрам попутным,
Я тлела и сгорала как звезда.
Ничто, казалось, не вернёт покоя.
Одна молитва согревала плоть.
А где - то там, рыдая надо мною,
Спасал меня от смерти мой Господь.
Клянусь, что храм души своей отстрою,
Хоть нелегко его восстановить.
Смиряюсь в покаянии с судьбою!
Клянусь любить, творить и не грешить…
*       *        *
Желание только одно:
Выйти сквозь это окно
В новый неведомый свет,
Который прервёт этот скованный бред.
Меня кто - то хочет убить,
Не стану ему помогать.
Так хочется верить и жить,
Не прятать глаза и не лгать.
Безликий сокамерник мой
Давно позабыл о святом,
Пустое нутро лечит горькой водой
И кормит ворон под окном.
А я ненавижу ворон:
Их серые души и чёрную брань.
Они уже слышат последний мой стон,
Поэтому много их тут в эту рань.
Но нет, не дождутся, я видела сны
И смерть свою в дебрях далёкой страны.
Не ночь и не смрад окружали меня,
А роскошь и радости тёплого дня.
И не было боли на сердце больном,
Когда ты пронзал его острым ножом.
Кровавые реки живою водой
Омыли, уставшую, к жизни иной…
        I'M    HAPPY
Я буду рада, если ты уйдёшь,
Закроешь двери, в темноте исчезнув.
Но ты, безумец, всё чего - то ждёшь,
Наивно веришь, что я стану верной.
Я не достойна чистоты твоей,
Я рождена в голодной волчьей стае.
Боюсь тебя, себя, чужих людей,
А по ночам с умершими летаю.
Отравлена свободой и дерьмом,
Душа и плоть растерзаны на клочья.
Я просто верю и живу последним днём,
И этот день стал бесконечной ночью.
*               *             *
Пусть звучит так до боли противно,
Но я всё же об этом скажу:
Спасена из твоей паутины.
Ухожу! Ухожу! Ухожу!
Снова с ветром взасос, и над миром
Я ночами летать не боюсь.
Далеко. Не забыла. Простила.
Не вернусь! Не вернусь! Не вернусь!
Можешь бросить полмира под ноги,
А я бурей и смерчей молю.
И сжигаю мосты и дороги.
Не люблю! Не люблю! Не люблю!
*         *         *
Я ухожу в любовь и счастье,
Быть может, в свой последний путь.
Не плачь, сестра, пора прощаться.
Я буду рада отдохнуть.
Там мне помогут снять оковы
Забот, печали и тоски.
Я стану светлой и свободной
На новом праведном пути.
Мне уготован храм небесный,
Прекрасней всех забытых снов,
И в нём мой Бог, простой и честный,
Прощающий без лишних слов.
Окончен бой и вечный поиск
Судьбы неведомой моей.
Я сяду на последний поезд
В страну, где нет плохих людей…
*        *        *
Кто полюбит меня, нищую,
Разорённую дворянку,
В этом странном мире лишнюю,
Непокорную бунтарку?
Кто наложит швы целебные
На израненное сердце,
Скажет те слова волшебные,
Пустит в дом свой отогреться?
Все спешат своей дорогой
К не понятным маякам,
Я стою перед иконой
И молюсь глухим богам…
ПОСЛЕДНЕЕ  О  ПОСЛЕДНЕЙ  ЛЮБВИ!
Ты в каждом звуке, в каждой строчке,
Как пламя рвёшься из глубин.
Я закрываюсь, ставлю точку,
Но ты во мне непобедим.
Я убивать любовь умею,
Но как себя убить не знаю.
Болеешь ты, и я болею,
Взлетаешь ты, и я летаю.
Твоё дыханье - моя пища,
Я голос твой боготворю;
И как слепой голодный нищий
На благодетеля смотрю.
Я думала, ты станешь частью,
Моей желанной половиной,
Но горе это или счастье,
А мы теперь неразделимы.
Ты меня учишь жить под солнцем,
И строить замки из песка,
А я тебя - смотреть на звёзды
Сквозь стёкла в розовых очках.
Я умею кидать, не прощаясь,
Но не знаю, как душу покинуть.
Я всё больше в тебе растворяюсь,
В твоём сердце, мой Ангел любимый!
*          *          *
Я ищу тебя в зыбких руинах
Бесследно исчезнувших зданий.
Рисую как будто картины
Краской молитв - заклинаний.
Спасаюсь в тебе как в Надежде
От страха и будней земных.
И воздух свободный и свежий.
И сердце одно на двоих.
Ты всё, что я делать умею.
Ты всё, кем я буду и есть.
В тебе я живу и взрослею.
В тебе моя гордость и честь.
Но я только гость в твоём мире,
Во мгле полустёртых видений.
Однажды обратно меня не впустили,
Оставив в плену привидений.
*          *           *
Вгрызаясь в гранит науки
Умения быть одинокой,
Молча заламывать руки,
Корчиться в боли жестокой.
Жить, но немного ослепшей,
Солнцем спалённой до тла.
На что мне надеяться, грешной?
Наверное, я умерла…
Но просит и просит прощения
Мой скованный разум слепой.
Возьми мою плоть в искупление,
Верни мне любовь и покой!
           ЛЮБИМОМУ.
Теперь ничто не возымеет смысла.
Я как и все столкнулась с неизбежным.
Всё станет мёртвым, белоснежно - чистым,
А мир вокруг пустынным и враждебным.
Когда последняя надежда сгинет,
Я сяду у обрыва Пустоты.
И жажда жизни разум мой покинет,
Спасти меня сумел бы только ты.
Я бы стерпела тысячи мучений,
Сгорала бы в аду твоих страстей,
Прощала бы пороки развлечений, -
Всё для тебя, за миг любви твоей.
Но ты молчишь, и я как эхо таю.
Сжимает горло мёртвая петля.
Мой Ангел, я за всё тебя прощаю.
Я не смогла бы выжить без тебя.
*          *          *
Ты научил меня прощать,
Разбил гордыни тяжкий айсберг.
Я начинаю замечать
Как в будний сумрак входит праздник.
Текла я мрачною рекой
За горизонт в дали туманной,
Но ты зажёг во мне огонь,
Такой живой, такой желанный.
Я не жалею, что ждала,
Почти не верила, но знала…
И вот, когда любовь пришла,
Так рада всё начать сначала.
Начать прощать и отдавать,
Дышать твоим ночным дыханьем,
И никогда не подвергать
Тебя обманам расставаний.
*           *            *
Что - то сдавило мне горло,
И строчки остались в сердце.
За белым, как правило, чёрное,
Чёрное с самого детства.
Я вижу и слышу дорогу,
Другие плывут по течению.
Хочется доброму Богу
Продлить мои скорбь и мучения.
Просила полшага, ползвука,
Мечтала дышать научиться…
Но ты только камнем в руки
Тем, кто к тебе постучится.
И я ухожу, как и прежде,
Голодная прочь от любимых дверей,
Сжигая себя и надежду;
Всё дальше от мира жестоких людей.
Тебе не нужны путеводные звёзды,
Ты сам себе солнце и ветер.
Вернёшься, поймёшь, только поздно.
Мне нечего будет ответить.
    ПАСТЬ   НИЩЕТЫ.
Зловещая пасть нищеты
Разверзлась в глазах моих.
Я знаю и так без неё,
Что было потеряно всё:
Враги и как будто друзья,
Любовь и последняя вера моя.
Опять за спиной пустота,
Обломки сожжённого жизнью моста.
И прошлого призрак живой -
Хищник голодный крадётся за мной.
Чёрный рассвет пожалеет меня,
Новый звонок одинокого дня.
Заботливый ветер смахнёт со стола
Погасший окурок печального сна.
Лучше скажи, как мне сердце убить,
Стоит ли думать, надеяться, жить?
    КОГДА  ТАРО  ЗАГОВОРЯТ
Когда священные Таро заговорят,
Умолкнут все другие звуки.
Свечей оплавленных нестройный ряд
В обители страстей и муки…
Сейчас судьба возляжет на сукно,
Осветит пламя древний символ;
Всё то, что сердце прятало давно,
Мешало спать и так болело сильно…
Утешится мятежная душа
Тринадцатым Арканом, но не скоро.
Шестой спешит, осталось сделать шаг,
Любовь и счастье мнутся на пороге...
Всё будет только так, как ты захочешь:
Послушны карты опытной руке.
Позолоти её, и, может, станет больше
Банкнот в твоём безмозглом кошельке!)))
*              *              *
Вся жизнь моя – холодная дорога
Из не мною придуманных вёрст.
Кто – то добрый под именем Бога
Топит в море страданий и слёз…
И куда я приду – я не знаю,
И зачем мне идти не пойму.
Я как южный цветок погибаю
На морозном Российском ветру.
*               *                *
Любимый мой, последний, первый, вечный,
Ну, кто обрёк тебя со мною рядом быть,
Со странницей, скупой судьбой отмеченной,
Так любящей по лезвиям ходить?
Мне Бог приюта на земле не приготовил,
Лишь в смерти вижу для себя покой.
И где – то там за новым горизонтом
Приму последний свой кровавый бой.
Зачем тебе небьющееся сердце,
В котором только призраки живут,
Душа, которую сожгли метели,
Глаза, которые во мрак зовут?..
За годы боли, страха и скитаний
Я научилась этот мир прощать…
Хочу, чтоб ты был бесконечно счастлив,
И не пришлось тебе, как мне, страдать!
           DEATH
Зачем она приходит каждый вечер,
Стучится в дверь моих тревожных снов,
И шепчет мне о нашей скорой встрече
На берегах забытых островов?
Смотреть в её глаза и чувствовать свободу,
Что может быть прекрасней и больней?!!
Она мне розами усыпала дорогу,
Чтоб истекая кровью, я пела лишь о ней.
*           *           *
Страна, овеянная смертью,
Проклятьем западных ветров…
Где божий лик трагично – светел
Над морем спящих городов.
Став музой сумрачных поэтов,
Влюблённых в пустоту пророков,
Я слышу как уходит лето,
Смывая кровь моих пороков.
И я иду за Ним всё дальше,
Пусть там и не умеют петь,
Там я усну в любви и фальши,
А здесь могу лишь умереть!
*              *               *
Порожденье чёрного вдохновения…
Выключаю мир и то, что с ним.
Увлекают новые волнения
И погасшего костра тревожный дым.
Кажется, что всё уже забыто,
Потому что ничего и не было.
Помню только кто – то говорил мне:
«Кто стучится, тем всегда откроют двери!»
Я пришла к тебе тогда бродяжкой нищею,
За душою ни гроша, одна любовь,
Ты прогнал меня и слёз моих не слышал,
На разбитом сердце застывала кровь…
*            *            *
Моя тишина для тебя вдохновенье,
Но я не умею молчать.
Любовь в разговорах давно надоела,
Я слышу – пора улетать…
К тому, кто предельно жестоко
Не хочет встречать со мной эту весну;
Гордый, скупой уроженец Востока
Целует за деньги чужую жену.
Он будет мой вождь и хозяин,
Ноя назову его «враг».
За то, что он солнце мне с неба достанет,
Я делаю к пропасти шаг.
*               *                *
Ты не знаешь, мой Ангел, как больно…
Прошлого яд разлагает мой мозг.
Я кричу ему: «Хватит, довольно!»
Но он душит и ставит всё тот же вопрос.
Пытаюсь разбить свой кармический узел,
В нужное русло направить поток;
Но сердце, бунтующий узник,
Мой разум не в силах прикончить его.
Глаза застилают кровавые слёзы –
Усилие больше назад не смотреть,
Но так горячи непогасшие звёзды,
Так хочется вновь умереть.
*            *            *
В тревожной музыке абсурда
Я параноиком не стану,
Я буду жить с надеждой в чудо,
И завтра всё начну сначала.
Вселю любовь в другое тело,
Воздвигнув новый идеал,
И вновь писать начну несмело
О том, что Бог забраковал.
Но в этот раз мечте безумной
Дышать свободно я не дам:
Теперь мой мозг седой и мудрый,
Холодный, злой не по годам…
Воды бы чистого истока,
В последний раз, в сто первый раз,
Волшебных сказок и порока
Хотя б на день, на миг, на час!..
        ВЕДЬМА
Я расставляю твои звёзды,
И два желанья загадаю.
Мне все твердят, что слишком поздно,
Но я же ведьма, я всё знаю.
Я нагадаю себе счастье
Назло судьбе, назло врагам.
Любовь твою, как светлый праздник,
Сама себе в награду дам.
Я нарисую жизнь под солнцем,
Барханы жгучего песка,
О скалы нежно море бьётся,
И наша сказка на века…
За страсть в глазах твоих восточных
Отдам все царства, всех коней.
Сегодня я расставлю звёзды,
Чтоб привели тебя ко мне!
      NIGHT CLUB
Шаг в равнодушную ночь,
В мутный неоновый свет,
Туда, где сумеют помочь
Забыть повседневности бред.
Только в мелькании лиц,
В диком движении тел
Я разбиваю на сотни крупиц
То, что хочу уничтожить совсем.
Вижу родные глаза, губы и руки его…
Слышу как будто слова, но знаю, что нет ничего.
Утро придёт и расставит
Кубики жизни по старым местам.
Не сложно мечту обезглавить,
Когда в глубине пустота!..
Есть миражи и видения,
Ночью так много несбыточных снов,
Где нет ни тепла, ни прощения
За веру, надежду, любовь…
*               *                *
Мне казалось, что мраку не будет конца
В океане нестройных мелодий,
Я искала в нём блик дорогого лица,
Но темно в лабиринте пародий.
Это счастье, что ты подарил мне весну.
Я ждала, но поверить боялась;
Обманула несмело свою тишину
И до срока в разврате скрывалась.
Как бы не был похож на тебя мой обман,
Ты пришёл, и я жить начинаю.
Мой последний герой, мой восточный султан,
Я за всё тебя молча прощаю!
              Э.К.
В лесах, увенчанных крестами куполов,
Где всё потеряно и прожито до тла,
Где ещё стынут отголоски давних снов,
Там жизнь моя меня пережила.
И зарастают травами дороги,
Я покидаю близких и родных,
Волнуют сердце новые тревоги
Ветров далёких жадно – молодых.
Меня учили забывать святое,
Ломать и грабить, убивать и жечь.
И сердце хоронить ещё живое,
Отдавшись бесам на алтарь возлечь.
Но были шансы, уходя вернуться
В лесов своих спасительную тень,
Лежать на дне и забывать проснуться
В миру безликих и пустых людей…
Я выбрала песчаные пустыни,
Ведущие куда – то на Восток,
Где стала непокорною рабыней,
Где ты безумно нежен и жесток.
*             *             *
Меня ещё мучают прошлого тени,
Я просто хочу убежать от тоски,
От этих глухих вездесущих видений,
От этой карающей злобной руки…
      ЗАПОЗДАЛОЕ
Запоздалые листья любви –
Как странно их трогать рукой;
Розы увядшей шипы
Болью пронзают свободный покой.
Как бы вернуть этот день, злую улыбку твою?
Прошлого мрачная тень чертит твоё «не люблю»,
Грязные пишет слова, хочет прикончить меня.
Падает с плеч голова в пламя чужого огня.
Сшить бы красивую жизнь
По выкройкам старой мечты,
Вырвав заветную нить
У беспощадной судьбы!
Вот почему так черны
Падшие листья под тающим снегом,
Язвы ушедшей войны
Нежно залижет восточная небыль…
*            *            *
Не заклеит время битое стекло –
То, что так пугало тихо подошло…
Твой любимый мальчик острый точит нож, -
Не сбежишь, родная, в сети попадёшь!
Так танцуй же сальсу, пей последний час.
В закопчённых кухнях, может, вспомнят нас.
Льются сны и деньги горною рекой,
Захрустело счастье под его ногой.
Мой влюблённый мачо, мой голодный зверь,
Что такое счастье знаю я теперь,
Жалко, что мне нечем за него платить.
Ты спустился с неба, чтоб меня убить.
*               *              *
Разрываю старый плен стекла и целлофана.
Чтобы лучше видеть свет, тормошу былые раны.
Вытекает едкий гной, выпуская кровь –
Где –то там в далёких венах ещё прячется любовь.
Без конца холодный дождь вызывает дрожь.
Вижу в мутное окно: ты ко мне идёшь.
И не просится ответ,
Клён молчит, зимой напуган.
Есть ты в мире или нет,
Что мы значим друг для друга?
Было время, чтобы думать – много горьких дней;
Вывести судьбу из круга, избежать потерь.
Так зачем ты жёлтой смертью смотришь мне в глаза?
Не умею я быть верной, не смогу сбежать!
             ОТВЕТ
Ты слишком много значил для меня,
Чужие дали от тебя не скрыли,
Замкнулся мир на дне, в котором я
И ты когда – то вместе были.
Я вытравляла светлый образ твой
Телами грешными и дымом сигарет;
И вены лопались, их режет моя боль.
И мир жесток ко мне – тебя в нём нет.
Волна безумия готова поглотить:
Не знаю где я, кто и почему?!!
Ты нужен мне как воздух, чтобы жить.
Я всё ещё надеюсь и люблю…
*          *          *
А сны уже снят мне тебя,
Так странно – едва знакомы…
Столик в кафе; капли дождя;
Пути от метро и до дома.
Шаги твои слышала в грохоте улиц
За много веков до судьбы.
Зонтик забытый, цепи сомкнулись
Стеной бесконечной воды.
И снова туда, где поверить так страшно,
И снова не знаю кто ты.
Но ближе и ближе Пизанские башни,
А я так боюсь высоты.
А может тебе рассказать о друзьях,
О тех, кто ночами гуляет по крышам,
О милых и верных моих мертвецах,
О том, что в душе моей водятся мыши.
Так странно, что ты не смеёшься совсем
И видишь такие же сны.
Умеешь решать лабиринты проблем
И жертвы тебе не нужны.
Наверное, стоит влюбиться в твой взгляд,
Далёкий и светлый такой;
И ехать туда, в твой тропический ад,
Где новой запахло войной…
       12. 05. 2002  г.
Проверяю себя на остатки души –
В такие минуты она нужна.
И кто за меня сочинил мою жизнь?
Просмотреть бы сейчас всё кино до конца!
Может не стоит оно этих дней
В залах пустых, где не видно лиц.
Взять бы и выйти на воздух скорей,
Не пачкая белые сотни страниц.
Живём давно не на земле,
А где – то у самого синего неба,
Где звёзды так близко, не слышно людей,
И страшно идти по дороге неверной.
А сзади всё те же родные огни,
Не Ей и не мне они светят давно.
Я молча сижу и смотрю свои дни,
Мыльные серии злого кино…
        СЛУШАЯ  ЦОЯ
Глядишь на небо, ожидая слова,
Но только звёзды мёртвым глазом тишины.
А позади голодный зев балкона
И ночь, в которой не приснятся сны.
А завтра этот сумасшедший город
Откроет двери, где меня не ждут,
А мне всего лишь захотелось слова
С твоих усталых и холодных губ.
И всё равно теперь когда и где
Немое сердце биться перестанет,
И кто из них возьмёт меня себе,
Воздвигнет на престол и обезглавит.
*               *              *
А ты, быть может, так и не узнаешь
И не поймёшь, что сказано «прощай».
Отсчёт последний громко начинаю.
И шепчет тихо сердце: «Уезжай!»
Я не могу дышать там, где темно,
И пить отраву из разбитых чашек.
Чтобы потом не выходить в окно,
Я ухожу сейчас на этот свет манящий.
Звезда к звезде туда, где много неба;
А в спящий разум только пустота.
Привыкнуть не смогу, а ты не захотела
Найти в ту ночь понятные слова…
В последний раз любовь похоронила,
Не зная где и на каком погосте,
Чтоб нéкуда вернуться, и забыла…
Не жди теперь даже случайным гостем.
Быть может, в городе твоём дожди начнутся,
Но я об этом больше не узнаю.
Попробуешь звонить и улыбнуться,
Но я так часто номера меняю.
Куда меня зовёт моя дорога,
Мой млечный путь, с земли такой далёкий,
Я буду спрашивать как прежде лишь у Бога,
И пусть вершится суд его жестокий…
*               *              *
Как проверить бьётся ли мой пульс,
Куда скрылись вспугнутые вены?
Я чувствую, что скоро застрелюсь,
Попрошу соседа это сделать.
Жизнь прекрасна даже без очков,
Стёкла в них давно судьбой разбиты.
Пачки недокуренных стихов,
Пьяный мат из форточек открытых…
Клапан мой воздушный перекрыть
Не сумеет этот шумный город,
Спросит, что ещё мне подарить,
Я б хотела дом в кольце садовом.
Мне теперь назад дороги нет,
И вообще дороги нет отсюда.
Кто – то за меня нашёл ответ
И узнал о том, что с нами будет.
Кто эти люди, я не помню их,
Так странно, что они меня узнали
С каких – то жёлтых и пустых страниц
В ещё не напечатанном журнале.
Им интересно, чей я протеже,
Звезде моей зажечься кто помог.
Кричать им о скитаньях и нужде?!! –
Отвечу просто – всемогущий Бог!
     ОUT  OF  LOVE
Я снова без любви:
Дороги, улицы, компьютер,
Чужие, не зовущие огни,
И серый день расписан по минутам.
А может ничего уже не нужно,
А может вовсе не бывает так,
Что мозг июльскою жарой простужен,
Но что – то заставляет сделать шаг.
Усталость от ничтожеств и разврата,
Когда уже ничем не удивить.
Плывёшь по безысходности куда – то,
И думаешь, а стоит ли так жить?
Но вот уже оно стучится в двери
И разрывает рёбер хрупкий плен,
Растёт и рвётся, мерой не измерить
Сердечный стон и жажду перемен.
Попробуй убедить меня, что можно
Ещё раз это чудо пережить:
Дыхания касаться осторожно,
Желать во сне, бояться и любить…
*               *              *
Я уже перебираю твои струны
Из вен и расслабленных нервных узлов.
Похитил огонь мои кельтские руны,
И слышится звук твоих близких шагов…
      ВОЗВРАЩЕНКА
Я открываю новый день,
Наполненный твоей любовью.
Ты молишься на мою тень,
Кладёшь фиалки в изголовье.
Немного жаль, что лет остаток
Как миг единый пролетит;
Но мне твой плен безумно сладок,
Я верю, Бог меня простит.
За эту лень морозным утром,
За поцелуи каждый миг,
За то, что нет душевной смуты,
Тоски, скандалов и обид.
И ничего делить не надо,
И просыпаться так светло.
Я жить без этого пыталась,
Курила смерть – не помогло.
Гнала тебя, как злобный призрак,
Спускалась в ад, вела войну,
Искала новую отчизну,
Была у демонов в плену.
А оказалось всё так просто:
Твоя любовь ждала меня,
Как заблудившуюся дочку
Прощает добрая родня!
*               *              *
Никогда мне тебя не дождаться,
Но даже если б ты пришёл,
Мой разум не поверит счастью,
Цветок любви к тебе отцвёл.
Плохой я воин и охотник,
Победы только снятся мне.
Ты зверь, питающийся плотью,
А я мечтаю о душе.
Куда б я скрыться не пыталась,
Твой смех преследует меня.
Я помню то, как унижалась,
Тебя о жалости моля.
Топтать любовь тебе привычно,
Зачем же жизнь мою ломать?
Ты всё забудешь как обычно,
Моя же участь – погибать.
Ловить какой – то новый призрак,
Очередной слепой обман
Нет сил, да и не хватит жизни,
И сломан старый мой капкан.
Быть может что – то ещё будет,
Но через призму прошлых слёз
Врагами кажутся все люди,
И труден долгий путь до звёзд…
*          *           *
Я отрекаюсь, всё ещё любя,
Во имя высшей светлой цели.
Бегу от мира в глубину себя.
Я выживу и победить сумею!
Мне больно так, что не хватает сил,
Но я молчу, чтоб боль во мне сгорела.
Жаль, что ты жертв моих не оценил,
А я за взгляд твой жизнь отдать хотела.
О, сколько можно, сколько я должна
Платить душой за счастье быть любимой?!!
Я чашу горя выпила сполна,
И нет приюта страннице гонимой.
*          *          *
Я не пишу стихов давно –
Такой абсурд со мной впервые.
Дождь без конца. Дышать темно.
Брожу как призрак по квартире.
Он льёт на голову мою
Елей какой – то глупой сути,
И ждёт когда я запою,
А я боюсь его до жути…
Мне не понятен этот мир,
Всю жизнь постичь его мечтаю,
Но он во мне непостижим,
И я безмолвно угасаю.
      MAKE  LOVE  NOT  WAR
So, welcome, тёмный принц Востока,
Твой голос сладок в тишине ночной.
Твоя любовь всегда была жестока
В Москве моей, охваченной войной.
Я предпочла бы умереть, сражаясь
За веру в эту скорбную страну,
В подземном поезде взглянуть в глаза шахидке,
Взять на себя невинных жертв вину…
Но вместо этого спешу тебе навстречу,
Чтобы погибнуть в омуте любви,
Продавшись за тепло и сытый вечер,
Рабыней верной сплю у ног твоих.
*           *           *
Кто – то послал меня к чёрту
В дикий бушующий ад,
Там, где так зыбко и чётко
Грешники всуе горят.
Кто – то заставил с рождения
Видеть лишь чёрную ночь.
Сколько ни просишь прощения,
Некому горю помочь.
Хочется просто проснуться,
Смыть этот пепел с лица,
Думать, дышать, улыбнуться,..
Но нет у дороги конца.
Боже, спаси, умоляю!
Сил не хватает дышать,
Я без любви умираю –
Некуда больше бежать.
Надо спуститься на землю,
Мне бы вернуться домой!
Что же такого я сделала
С проклятой своею судьбой?!!
Кто – то столкнул меня в пропасть,
Кто – то придёт и спасёт.
Может быть эту, счастливую новость
Утренний свет принесёт…
      WHITE  DARKNESS
Запутанные веды мрачных нот,
Но тишина и как её разрушить?
Влюбиться в жизнь, войти в священный грот,
Смотреть ему в глаза и молча слушать.
Творить ли ложь и возбуждать обман,
Бояться то, что просится в ладони.
Бежать от счастья в суеты туман.
Зачем и сколько можно этой боли?!?
И он приходит на угасший зов
В последнюю минуту перед смертью.
И смысла нет, и не хватает слов,
И я почти срываюсь в злую бездну.
*              *              *
Мерить счастье судьбы гороскопами,
Ранить душу разбитыми стёклами,
Отбиваясь от мира депрессией,
Покрываясь зловонною плесенью,
Окружая себя порожденьями сумрака,
Доводить пустоту бытия до безумия…
Задыхаясь в дыму безнадёжной любви,
Небу ночному кричать «Помоги!»
Жалость к себе убивать и творить,
В поисках вечного «Быть иль не быть?»
Ранить кого - то, желая спасти,
Вдаль по дороге страданий брести…
Путь в Никуда, в мир, которого нет,
В чьи – то глаза, что скрывают ответ.
В тысячный раз обмануться и ждать,
Слепо надеяться, падать, вставать…
*              *              *
Москва затаилась, ухо к Земле:
Слушает поступь крадущейся ночи.
Где – то  над крышей в невидимой мгле
Раны небес кровоточат…
Погрузиться бы разом в сон,
Только меня он не любит;
Уносится прочь мимо тёмных окон
К уставшим зевающим людям.
Редкий мой праздник – истины миг,
Дар одиночества всуе.
Мороз бесконечный снегом искрит
И солнце ночное рисует…
*            *            *
Пыль и грохот больших городов
Оседают на мне как на окнах.
Я работаю фильтром ветров,
Вслед за жизнью бегу по дорогам….
*         *         *
Я одичала в нищете,
Зерно души своей скрывая;
Как бледный дух лечу к тебе
На крыльях страсти чуть живая.
В твоих руках меня рассечь
Мечом судьбы, отбросив жалость;
Последнюю надежду сжечь –
Её почти что не осталось.
Увидишь ли во мне меня
Или пустую голограмму,
Захочешь ли как дар принять
Не сердце, а  сплошную рану?!!
Бродяжничать со мной во мгле,
Искать утерянные смыслы
В придуманной тобой Земле,
Читать движенья чьих – то мыслей…
Мне нечего тебе отдать
И брать я тоже не умею,
Я научилась «убивать»
И в Бога беззаветно верить.
Я иногда могу любить,
Но только тех, кто недоступен.
Мне почему – то трудно жить:
Я для самой себя преступник.
И если вдруг захочешь ТЫ
Порока, святости и крови,
Измен, несбыточной мечты,
Красивой смерти – будь со мною!
*            *           *
На дорогах пустынных и тёмных
Искушений не избежать.
Здесь так просто во мраке укромном
Свою душу купить и продать.
Здесь так просто, слегка оступившись,
В бездне страсти пропасть навсегда,
А пока ты лежишь, твоей крови напившись,
Воссияет чужая звезда.
В этом мире как будто бы жизни
Правит бал всемогущая смерть.
И пока ещё можно, расправить бы крылья,
Постараться до солнца взлететь…
         Любимый Город.
Я люблю этот город безумно
За то, что мне в нём не всегда везёт.
Однажды спрятавшись в его бетонных джунглях,
Меня ни Друг, ни Недруг не найдёт.
В океаны людей погрузиться с рассветом,
Чтоб вынырнуть к ночи и снова тонуть…
Невидимой каплей в подземные вены…
И ночью как днём. Невозможно заснуть.
Люблю тех, кто рядом и жить не мешает,
Кто мимо спешит и не знает меня,
Кто, слыша мой плач, мне руки не протянет,
А скажет: «Умей постоять за себя!»
Люблю его женщин, курящих и смелых,
Детей и мужчин, недостойных любви.
Мой город, ты всё, что я в жизни хотела –
Огромный кусочек жестокой земли.
Я прошла все круги Ада
В этом  городе большом:
Была и проституткой, и бродягой,
Воровкой и почти что мертвецом.
Но это плата за одно большое счастье,
За право видеть небо среди туч,
И подчиниться тихой нежной власти,
И на ладонях вечности уснуть.
*           *           *
И снова дорога уводит меня
Из мрачных убогих квартир
Туда, где гуляют шальные ветра,
В свободный встревоженный мир.
Туда, где за болью вчерашних потерь
Скрывается радость борьбы,
Где прячет голодный, израненный зверь
Кровавого сердца следы.
Бродяга охотник, готовый стрелять
С сумой, где лишь совесть да честь…
Мосты в Никуда за спиной поджигать
И пить свою чистую месть!..
Territory  of  others  lots.
Наступает как будто бы осень,
Но всё также решётки на окнах моих,
И как прежде отчаянье косит
Территории судеб чужих.
Расправить бы дикие крылья,
И вдаль, за родной горизонт,
Где манит утерянный смысл
Похмельем не взятых высот…
Он может понять и утешить,
Но думает – каждому в жизни свой ад:
И если ты тонешь, то значит, ты грешен;
Всплываешь – течение тащит назад.
На этих полях обнесённых забором
Ничтожной предвзятости, высохших вен,
Я молча брожу, позабытая Богом,
Скотина на бойне, под гнётом проблем.
Безумно хотелось помочь им,
Остаться бальзамом на ранах людских,
На душах, истерзанных в клочья,
Территорией судеб чужих.
*              *             *
Плоть воздуха отчаяньем рассечь,
Животным криком вылететь из горла,
Из рваных ран на сердце сталь извлечь,
И больше никогда не видеться с тобою…
    Хочу где свет.
Я хочу туда, где свет
Тёплый яркий и живой,
Где не слышен время бег
Под вселенской тишиной.
Где мечты мои о счастье,
О добре и о любви
Не покажутся кому – то
Так наивны и смешны…
Там пресветлый божий лик
Озаряет нежная улыбка,
Там сердцем говорит язык,
И все прощаются ошибки.
Свежий ветер овевает, тихо музыка звучит,
По камням в траве высокой ручеёк живой бежит.
Серый конь мой в поле бродит,
Верный, умный, без узды.
Лес шумит вечнозелёный:
В мире Света нет зимы…
       My  Choice.
Лес ушёл из глаз моих,
Стало пусто в тишине весенней.
Можно пить и сгинуть как Есенин,
На московских улицах кривых.
Можно стать ходячим мертвецом
И смердеть на этот мир жестокий,
Обезображенное разумом лицо
Укрыв в лохмотья на ветру холодном.
Можно ждать протянутой руки,
В которой вместо хлеба будет камень;
В офисах, сгорая от тоски,
В рабской доле своё сердце ранить.
Можно выбрать путь чужих дорог
И идти по ним во что - то слепо веря:
Голод, смех или удар в висок –
Всё едино в этом мире Зверя.
Можно ещё слушать и любить
Кого – то, кто идёт, не видя, мимо…
Отдать себя, забыться и творить,
Чтоб тленом стать и всеми быть забытым.
Какой огромный выбор у меня.
И жизнь щедра как санитар в дурдоме.
Но в этом блеск и смысл бытия –
В несправедливости его законов.
*          *         *
В новом бессонном рассвете
Демона страсти слепые глаза…
Могу промолчать, не ответив,
Но тело голодное шепчет «нельзя».
Моих безмолвных преступлений
На лик любви ложится тень.
Я вызываю привидений,
Чтобы пробыть с тобой хоть день.
В сетях холодных бледных рук
Я снова плачу о тебе.
Ещё вчера ты был мой друг,
Сегодня боль в моей судьбе…
Мне было б легче погибать
В надежде, что ты спишь с другой;
Как я пытаешься молчать,
Болеешь  кем – то,  но не мной.
А ты, а ты, зачем не спишь
И пишешь обо мне роман,
Где в строчках лжи не утаишь,
Где скрыто счастье в трёх томах…
*           *           *
Я пью трагедии свои,
Они как дождь, всегда обильны.
Не о делах, так о любви
Пророчат пасмурные ливни.
Плыву по морю пустоты,
Купаясь в нищете и боли,
Уходят дни, уходишь ты,
И бесконечно это море…
Я больше не хочу молчать,
Хоть тянет мой корабль в пучину;
И бесполезно помощь ждать,
И жить как будто нет причины.
Но это всё, что я могу –
Мечтать о свете, скрытом в тучах,
Отдать всё лучшее врагу,
И верить в свой счастливый случай(
*               *              *
Всё уже коридор, всё тише шёпот.
И, кажется, прибавилось дверей,
Закрытых Кем-то, где скрывает Кто-то
Запретный мир неоновых огней.
Я в безысходность падаю как в пропасть,
Она с утра рождается во мне,
А с ней судьбы безличные вопросы
Кромсают вены где-то в глубине…
       La Linda Florida
Уведи меня в дымкие топи болот
По настилам из водных стеблей,
Где меж сосен и пальм заалеет восход –
Пробуждение жизни моей,
Я возьму это чудо с ладони небес
Каждой клеточкой бледного тела.
В дальнем краю моих детских чудес
Солнце мне песни пело…
      Из прошлых жизней
Мы все пришли из прошлых жизней
Под свод сегодняшнего дня,
Но вновь ушедшие отчизны
В забытый колокол звонят.
И чтоб расслышать зов их дальний,
Я ухожу дорогой слёз,
Седых дождей и снов печальных
В объятья сосен и берёз;
Где стебли, смятые зимою,
Ещё хранят холодный тлен,
Ручьи живительной водою
Смывают пыль земных проблем...
*             *             *
И в этой странной пустоте
Ни воздуха, ни всплеска голосов,
Лишь реквием по сбывшейся мечте –
Неумолимым тиканьем часов.
Я поднимаю жалюзи души,
И в поисках рождающихся строк,
Не замечаю, как по стенам тень бежит,
В преддверии грядущих катастроф.
Зачем вернулись Вы нестройными рядами?
Всё сказано, забыто, сожжено.
Когда-то ночь текла в окно ветрами
И кожа лопалась на пульсе как сукно.
Всё плохо или это просто осень,
Что длится тридцать три безумных года?
Как жаль, что сердце ничего уже не просит –
Холодная бескрайняя свобода!
          Мои Химеры.
Мои химеры рвутся на свободу;
Остановить их не под силу ни толпе,
Ни дрогнувшей над раненым холстом руке,
Ни разуму, ни дьяволу, ни Богу!..
     Happy Birthday!)
Тебе сегодня двести шесть,
Мой Ангел, с Днём Рождения!
Несмело льётся моя лесть
На зеркало без отражения.
Как ласковы твои глаза!
Твои движения и руки…
Как сотни лет тому назад
Твой голос – сердца звуки.
Сегодня ты гнездишься в Нём,
А завтра ты за океаном.
Ведомая живым огнём,
Ищу тебя по дальним странам.
А ты на свет моей души
Как мотылёк летишь из бездны
Хранить меня, свой суд вершить,
Спасать от боли и болезней…
*               *              *
Чем ближе шелест тёплых островов,
Тем больше света просится в ладони.
Перебирая зёрна нужных слов,
Боюсь, что прошлое меня догонит.
Моя Россия – память без конца,
Морозный ветер, лес, дорога в город…
Черты давно ушедшего лица,
И зимний дождь, и среди лета холод…
В моей России нет таких дверей,
Открытых для поэта – самозванца.
В толпе уставших, сумрачных людей
Я выгляжу нелепым иностранцем.
Но я своя! Во мне кроме страданий,
Отчаяния, боли, пустоты
Есть злая вера в чудо ожиданий
Прихода светлой неземной мечты…
*               *              *
Есть ли жизнь по ту сторону музыки
И ночи осенней под спящей луной,
Когда эти шорохи вкрадчиво – мутные
Движением тела парят надо мной?!!
*       *       *
Разрешаю, уведи!
И лечи меня дождями,
Ветром, пасмурными днями,
Сердцем, что молчит в груди.
Никому не отдавай,
Будем жить, как ты захочешь,
Будет всё, как пророчишь –
Не держи! Не отпускай!
В ПРЕДДВЕРИИ ЗИМЫ МОСКОВСКОЙ.
Столицу с шумом покидает осень,
Градоначальник долго живший в ней.
Клочки листвы, повисшие вопросы,
Потоком жёлтым падают с ветвей.
Мне не известны числа дней недели,
Я только чувствую, что движется зима,
Бессмысленная, вечная, как время.
Старуха – осень прогнала себя сама…
(отставка Ю.М. Лужкова)
           Эхо Москвы.
Камней лавина в сердце нараспашку,
Яд чёрной желчи в приоткрытый рот,
В колодцы глаз – плевки насмешек
Из жизни в жизнь из года в год…
Святой святит, убийца убивает,
Сидящий в позе Будды тихо ждёт.
Дождями времени мои следы смывает.
Я не смотрю назад – как червь ползу вперёд.
Я съела свои уши, чтоб не слышать
Любовных песен, что поют не мне;
Я задушила сердце, пусть не дышит!
И свет не нужен в этой тишине.
*          *         *
Меня обходят стороной
Все ваши взгляды, все улыбки.
Мне суждено бродить одной
И повторять свои ошибки.
Не обвинять во всём себя,
Судьбы не видеть мрачный почерк
Я не могу. Зовёт Земля
Ей песни петь бессонной ночью.
Земля моя, и нет её родней,
Струится где-то белым покрывалом.
Поднять глаза и раствориться в ней.
Вернуться, чтобы всё начать сначала.
*          *           *
Милый ангел мой небесный,
Ты опять со мной
В этой комнатушке тесной
Под чужой луной.
Снова вырвал из объятий
Глупостей земных
И лежу я в белом платье
На руках твоих.
Может, снова бросишь в бездну
Или вознесёшь?
Мотылёк мой бестелесный,
Мой сентябрьский дождь…
Ты во мгле, я вижу солнце;
Ты всё знаешь – я глупа;
Шепчешь мне, что вновь проснётся
Ото льдов тропа.
Сквозь мои глаза ты дышишь,
Вдаль меня ведёшь.
Я всё тише, ближе, выше –
Ангел мой, ты меня ждёшь!
*          *          *
Жара две тысячи десятого,
Как знойной Азии сыны,
Опустошает, выжигает
Зелёный дух моей Москвы.
Дороги плавятся и тонут
В степях коричневых газонов.
Горят болота в Подмосковье,
И над столицей плотный смог.
*          *           *
Мне предстоит Невозможное –
Уничтожить последние несколько лет,
Вырвать из памяти звуки тревожные,
Оглянувшись назад не увидеть свой след…
Стены чужие рождают химеры,
Уродливых призраков тех, кто снаружи.
Но время придёт, и по ним лицемеры
Моих биографий напишут с полдюжины!
Я не в обиде, ничто не забыто!
Только, пожалуйста, помни одно:
Скажут «любила» - читай «ненавидела»,
Скажут «не верила» - мне всё равно!
*             *             *
Я принцесса тех ручьёв и сосен,
Что навеки в сердца глубине.
Шелест трав рассвет с лугов доносит,
Солнце нежно шепчет сказки мне.
Я владею изумрудом судеб,
Нитями игрушечных страстей.
Знаю, что никто меня не любит.
Помни – нет прочней моих сетей!
Я свободная с петлёй на шее,
Я летаю ночью на метле.
Я грешу и беззаветно верю.
Я добро своё пасу во зле…
Каждый раз стоишь ты у порога
С новым человеческим лицом,
Спутник жизни мой – моя Дорога,
Мой роман с загадочным концом.
         НЕ ХОЧУ!!!
Не хочу я ни мужчин, ни женщин –
Столько громких голосов вокруг,
Столько тонких обречённых песен,
Столько бледных разомкнутых рук.
Всё отдать, не получив ни капли.
Всё принять, оставшись при своём…
Голос мой, прошу, вернись обратно –
Мы с тобой ещё не раз споём!
(июль 2010  г.)
*               *              *
Пустота, наполненная смыслом,
Прошлого отрава в чугунке;
Радуга, как в детстве коромыслом,
Водомерок черпает в реке.
Продиктуй мне странные молитвы,
Мне бы снова в омут, в лунный свет,
Навсегда покинуть поле битвы
С теми, кто давно ушёл в рассвет…
Ветви незнакомые стучатся
В сени расписных моих хором.
Я держу в руках большое счастье
И победу над вселенским злом!
*                 *                *
И будет блеск луны в твоих глазах холодных,
И бесконечный совести укор;
Но в этот миг я дикий зверь голодный,
И мне не страшен смерти приговор.
И пусть своей рукой я разрушаю
Свой мир иллюзий, сотканный судьбой.
Я никому сегодня не прощаю.
Как долго ждать пришлось минуты роковой!
Отдать тебе всё то, что я имею?
Но я владею только тишиной,
Закатами, ветрами и метелью,
Ночного неба тайной глубиной…
А утром мы опять убьём друг друга,
Так просто в сердце Феникса спалить!
Я буду снова, как всегда «подруга»,
А новой встречи может и не быть…
        «Контраданс».
Не зародившись, тают звуки
На острие пера…
От ненависти до разлуки –
Одна игра.
Но в этих бледных играх полнолуний
Одни слова…
Твои, мои; все эти люди – как сон-трава.
Ползёт волна Невы на чёрный камень,
Стирает след…
«Любовь твоя – твоей могилой станет»,-
Вот мой ответ!
Мёртвое Солнце.
Учусь проникать в твоё сердце
И пробовать красную жидкость на вкус,
В шелка кружевные одеться,
И сбросить веков запылившийся груз…
Я много ещё не умею:
Скрывается тайна за каждым из слов.
Бессмертьем твоим заболею,
Развею твой плен замогильных оков.
«Спасенье от Демона – страхи,
Всё то, что пугало при жизни его»,-
Мне шепчет таинственный знахарь.
Но Мой не боялся почти ничего.
И только глаза его манят
Как прежде бездоньем болот .
Ни пули, ни стрелы не ранят
То Солнце, что скоро умрёт!
Боишься, что я вдруг исчезну.
Я главный твой призрачный страх.
Любовь твоя – жаркая бездна;
И сердце твоё в моих бледных руках…
*               *              *
Уходит в прошлое московская весна,
И осени её, и злые зимы.
Казалось, эта песня навсегда,
Но не бывает слов незаменимых.
И вот твержу уже – Париж, Дижон,
И пыль дорого опутала колёса.
Мой новый дом водою окружён,
На тени пальм слезой ложатся росы.
Стоит печаль в его пустых глазах,
Так долго ждавших теплоты и лета;
На дне Невы он спит в седых волнах,
А я брожу у моря до рассвета…
      Утро застало без сна…
О, Боже мой! Пора уж спать,
А я в Ахматову играю,
Свой мёртвый разум воскрешаю,
Бросая брызги слов в тетрадь.
Шумит так сладко летний дождь,
И щебет птиц проснулся звонко.
Когда-то я любила ночь,
Была задумчивым ребёнком…
*               *              *
Ещё немного и ты станешь Богом,
А я твоей бессмертной Жрицей.
И будут тысячи тебе молиться,
Стоять толпой у нашего порога.
Ты по ночам рассказываешь сказки,
Я их сплетаю в вязкие скрижали.
Горят стигматами на теле твои ласки,
И в них сгорают все мои печали.
Кто ещё твоё тело из лунных стеблей
Брызгами бисера переплетёт?!!
Вздохи затерянных в дебрях болот
Вереницей далёких непрожитых дней…
И невозможно уйти  и смолчать –
Жизнь по законам не канувших в бездну!
Эти дороги…опять и опять
Шепчут, что мы никогда не исчезнем…
*               *              *
Моё прошлое – сумрачный город
Каждый день пожирает «друзей».
Кто-то громко пришёл и уходит,
И все люди вокруг – только толпы теней.
Всё трудней сожалеть об ушедших.
Что ты сделал со мной, мегаполис?!!
Но ветра в моих крыльях окрепших
Заглушают так дерзко мой голос.
Мне не жалко, не больно, не стыдно;
Я как глыба стекла и бетона!
Мне всё слышно, всё ясно, всё видно.
Я владелица Звёзд с Небосклона.
*           *           *
Пусть останется всё как есть,
Поклялась: о тебе ни строчки!
Не знакомый с понятием «честь»,
Не тебе расставлять все точки!
Унижай, если хочешь унизить;
Я лишилась и глаз, и ушей,
И уже невозможно обидеть
Ту, которой не станет больней…
      Out of Love. Again(
Боюсь умолкнуть, навсегда исчезнуть,
Иссохнуть и увянуть без любви.
Так много лиц и связей бесполезных,
Лишь ты один по-прежнему вдали.
Всё также гонишь смертным равнодушьем
Красивую и умную, зачем?!!
А я судьбе, как в первый раз послушна,
Простила и пожертвовала всем…
Пусть видит солнце моё искреннее счастье,
Пусть сушит слёзы по ночам луна;
А мне бы утонуть в любви и страсти!
Но я же праведница, я всегда одна…
*              *             *
Замерли ветры. Струи дождя
Красные в свете закатного солнца.
Вот и конец моим дням без тебя,
Песне, что с губ никогда не сорвётся…
Каждое утро рождалось с тебя,
С первой надежды на хрупкое чудо.
Где-то в июльских дождях октября
Было всё то, что не с нами не будет…
              МОИ ГОРОДА.
Все города свои
Я наполню тобою одним,
А тех, кто вчера остывал на губах,
Обращаю без жалости в прах.
Ты пришёл, чтоб вернуть меня в ночи без сна,
Чтобы светом луны раздробить мой покой.
В мгле пустынных дворов затаилась весна.
Я, глаза закрывая, лечу за тобой.
И поверить так трудно, ведь сердце давно
Растерзали и съели голодные псы.
Уподобившись им, я хватаю тебя
И взлетаю всё выше с чужой полосы…
*               *              *
Пишу стихи, зализываю раны,
Пытаюсь разглядеть твои следы
В полях весны, где спят густые травы,
В объятьях необъятной тишины.
В тот миг, когда сольются наши песни,
Там, где дожди текут одним ручьём,
Твой образ изгнанный в моей душе воскреснет,
И я почти забуду обо всём…
       ВЕСНОЙ.
Это шёпот моей травы,
Это голос твоих ветров
В сплетенье весенней листвы,
Летящий с родных берегов.
Ты будешь как птица петь,
Ты будешь звенеть ручьём,
Закатным огнём гореть
И падать тёплым дождём.
Пытаться открыть себя
Навстречу любви к земле,
Размытой теплом дождя…
И снова исчезнуть в Тебе.
        ГРЯДУЩЕЕ…
Выжимать из пустоты по капле,
Брать из Ничего слова,
Из суровых северных объятий
В мир забытый света и тепла.
Возрождаться Фениксом крылатым,
Строить поселенья из песка,
Умываться ливнями и градом –
И умолкнуть снова на века.
Этот путь, меня избрав однажды,
Не отпустит и не даст свернуть;
Не насытит, не спасёт от жажды,
Облекает тайной жизни суть.
*              *              *
Голос улиц врывается в глотку окна,
И пустая посуда летит со стола.
Можно дальше играть и накладывать грим,
Но отсюда никто не выходит живым.
Что за дьявольский код без замков и ключей?!!
Этот город не врёт, он не мой и ничей.
*            *            *
Зимний дождь и июльская вьюга.
Холод пламени, жар водопада…
Мы повсюду искали друг друга;
Не нашли, ну и значит, не надо!
Расстаёмся с любовью привычно,
Не пустуют сердца и постели.
Поле новых побед безгранично.
Птицы счастья давно улетели.
И в то самое светлое утро
Наши взгляды случайно сойдутся,
Время встанет всего на минуту,
Чтобы дать нам возможность проснуться.
Через тысячу лет ты не вспомнишь,
Что когда-то в толпе мы встречались.
Я забуду, как мы познакомились,
Поженились и вскоре расстались.
*               *              *
Холод сталью разрывает вены.
Кто-то завершает свой роман,
Кто-то ждёт и любит вдохновенно,
Кто-то сыт, а кто-то вечно пьян…
Каждый вздох как шаг в открытый космос,
Каждый выдох на пределе сил.
Для кого-то жить – это так просто,
А кому-то ненавистен мир…
Вечный поиск, возглас без ответа.
Статус тени в море полутьмы.
На стихи любимого поэта
Песни ветра, песни тишины.
*             *             *
Да не испортим жизнь друг другу
Тоской несбывшихся ночей!
Не называй меня подругой,
Не нужно пламенных речей!
Давай договоримся сразу-
Не будет явно тайных встреч;
Любви липучую заразу
Клянись в ростке на смерть обречь.
Не дай врагу для сплетен повод;
Не доверяй моим глазам –
В них будет только гнев и холод.
Над пропастью по тормозам…
Желай меня в темнице будней,
Моли меня как дождь в пустыне.
Люби, как никого не любишь,
Лети ко мне, раскинув крылья.
Врывайся в сердце дикой песней,
Уничтожай и жги соперниц,
Умри во мне и вновь воскресни,
Рабыней будь и будь неверной.
Туда, где скалы серых зданий,
Туда, где облака над лесом
С тобой, бродяга и изгнанник,
С тобой, богиня и принцесса…
        ВРЕМЯ…
Время осенних дождей,
Время грустить о тебе;
Время пытаться войти ещё раз
В двери закрытых отчаяньем глаз.
Слушать, как рушатся замки надежд…
Ветер свободы так лёгок и свеж.
Новые запахи, новые сны,
Тени такой долгожданной весны…
Кровь на подушке от слёз или боли
В этой твоей запоздалой неволе?
Имя твоё под запретом во мне
Где-то под сердцем в стальной глубине,
Рвётся к трагедиям, славе и смерти,
К вихрям и бурям земной круговерти…
*             *             *
Хочется спеть, как тает звезда
В небе контрастно – рассветном.
Но губы сомкнула лихая судьба,
И песни о главном допеты.
Где-то в далёких уснувших полях,
В диких волнах нераскрытых цветов
Чистые росы, как память горят,
Вечным прибоем непрошенных снов.
Но радостно мчится крик воронья:
Ещё одна жизнь была втоптана в грязь.
Обман и порок постучались в друзья,
Над чувством святым громогласно глумясь.
*           *            *
Что-то разрывается внутри,
Умолкают тайные доктрины,
Мечутся как свечи до зари
Будущего мрачные картины.
Остановлен сердца тихий бег,
Зов звезды не вспыхнувшей погаснет,
Но всё также счастлив человек
В поисках несбыточного счастья.
*         *         *
Золото этой осенью
Блестит, а сердце беззвучно.
Утром – туманы с проседью,
А в небе тревожные тучи.
Год исчезает из памяти,
Лишь осень по стёклам стучит;
И так никогда не узнаю я
О чём моё сердце молчит.
Ненавижу, не буду, не знаю…
Зачем ослепляет глаза
Осени жёлтое знамя
И неба немая слеза?
Жуткий контраст мироздания:
Синее в жёлтом огне.
Клею обрывки сознания
На старом разбитом стекле…
*               *              *
Прощай мой бренный уголок,
Покрытый паутиной свод,
Тревожный мрак вдоль серых стен
И круг немереных проблем.
С надеждой говорю «прощай»,
Но знаю, что опять вернусь
В забытых снов пустынный рай,
В страну, где вечно правит грусть.
Здесь только я, здесь дышит ночь,
И осень бьёт в колокола.
Как тени, годы мчатся прочь,
И время льётся в Никуда.
Но даже, если небеса
Мне, наконец, откроют дверь,
Моя упрямая душа
Вернётся в мир былых потерь.
Она не сможет позабыть
Ту боль, и тот убитый свет,
Что никогда не сможет взмыть
На зов непознанных планет.
Огонь погас, не дав тепла,
Слизав лишь слёзы мшелых дров,
И не видна была звезда
За дымом от других костров.
Я поспешу на тропы те,
Что так любила навещать,
В лесной прозрачной пустоте
Я буду память воскрешать.
И снова тонет мир в глазах –
Идёт, неся в себе свой страх
Невинное дитя зари
С надеждой и мечтой в груди.
Не много бурь, но много зла…
И снова снежная зола
Прощальный бросит свой привет
На мёртвый и холодный свет,
На серый тихий уголок,
Что вечно близок и далёк.
*               *              *
Пусть умирает, стоит ли плакать!
Сколько их падало с этих утёсов,
Как их тянуло исследовать дали,
Сеять на небе новые звёзды…
*           *           *
Я уже не шепчу о Вечном,
Смешны в этом мире чувства.
Наивен мой голос беспечный
В склепе, где глухо и пусто.
Я давно не ищу свободы,
Она в гиблых местах не гнездится,
Мы создания разной природы:
Я лишь мышь, она вольная птица.
Каждый день я с усердьем стираю
Свою душу от грязи и зла,
В белой пене мечты окунаю
И сушу у большого костра.
Я сижу у Потоков Забвенья,
Смотрю, как спешат сюда люди
Выкрасть святого прощенья
И вымыть кровавые руки.
А ещё я смотрю на Небо,
Заслышав, как звёзды рыдают,
Но молчат, сыпля слёзы по снегу,
Молчат и украдкой вздыхают.
*             *             *
Я уже не смею приоткрыть газа,
Не желаю видеть смрадные тела,
Ворох облетевших, бесполезных слов
Почерневших сломанных восковых цветов.
Наконец окончен бесконечный день.
Помню, как дрожала утренняя тень,
Как священник старый в дом стучался мой,
Нанятый соседями петь за упокой.
Возмущались люди, стоя под окном,
Что чертей поганых развела кругом;
Ведьмой неприветной вдоль по жизни шла,
По лесам бродила, пела у окна.
Только холст и ворох непонятных книг –
Всё моё «наследство» на костре горит.
Но ночами в мир мой приходил Святой,
И открыл однажды Сон предо мной.
Сон дороже жизни, Сон милее сна.
Не могу, не смею вновь открыть глаза.
Будь теперь, что будет, кончен трудный день.
Тишина и чудо – я всего лишь тень.
*               *              *
Глаза открываешь украдкой,
Сдуваешь рассыпанный локон.
Для всех непонятной загадкой
Темнота наших дремлющих окон.
Шевельнуться боишься неверно,
Разбудить глубину мирозданья.
Тихий сон превратился в бессмертье,
В любви золотое сиянье.
Поцелуй меня, Тьмы Повелитель,
Стань хоть ты моим принцем желанным.
Я покину глухую обитель
И вернусь пилигримом незваным.
          ЛЮБОВЬ.
Мглу рассвет сметает суетливо,
Сбрасывает покрывало снов.
На забытой остановке сиротливо
Ёжится от холода Любовь.
Вот уже глаза открыло Утро,
Хлопьями за часом час летит,
Но всё также сумрачно и хмуро
На снегу Мечта Сердец стоит.
Слёз не видно, лишь сверкают льдинки
Гневным блеском в неземных глазах:
Не нашла сочувствия пылинки
В очерствелых скованных сердцах.
Обошла дома и подземелья,
Чердаки и крыши обошла,
Но нашла лишь сумрак запустенья,
Пепел чувств и нежности нашла.
Сколько раз её среди осенней пыли
Мы, за облетевший лист приняв,
Беспощадно каблуками били –
Хрупкую, из грязи не подняв.
Летом в электричках проносились,
Глядя на неё издалека,
Пробегали мимо, торопились,
Обгоняли серые века.
Вот Она среди толпы холодной,
Я уже решилась подойти
К ней, такой волнующе-свободной,
Но взмолилось сердце: «Пощади!»
         В ОМУТЕ.
В строчки не сплетаются слова,
Рифмы не рождаются упрямо,
Не растёт зелёная трава
На краю забытой чёрной ямы.
Захотелось окунуться в омут.
Не беде – что будет, то и будет;
Это ложь, что в нём былинкой тонут
Мироздания, года и люди.
Чёрный ворон, чёрная дорога,
Скрип деревьев чёрных в сером небе.
Я ведь знала, это голос Бога,
Кровь моя на прошлогоднем снеге…
*         *         *
За что тебе нравятся серые
Листья, летящие прочь,
Сумерек поступь несмелая,
Ливнем струящийся дождь?
Осень устало раздует
Горькие струи ветров,
Хмурые тучи и люди,
Шорох последних шагов…
*            *             *
Не клоня пред алтарём колени,
Не молясь над образом святым,
Я б хотела от земных стремлений
Скрыться в позабытый монастырь.
Никогда не сыпала знаменья
Бесконечно грешною рукой,
Так зачем же монастырь Вселенной
Постоянно манит в свой покой.
Храм души, что строился годами
Бескорыстной Мудростью Святой
Уничтожен, разорён врагами,
Разнесён безликою толпой.
Но остался этот тихий голос,
Что способен успокоить кровь.
Путь в пустыне будет очень долог,
Но в награду вечная Любовь.
Аполлон.
Выдохнул губами роковыми:
«В полночь приходи на ту аллею,
Что шумит дубами вековыми
И холодным мрамором белеет.
Там на чувства юные отвечу,
Хоть скрываешь их за тихой маской,
А ночами молишься о встрече
И мечтаешь о недетской сказке».
Вот и ночь. Страстей полна нелепых,
Предвкушая сладкие объятья,
Вышла за порог навстречу ветру,
Не боясь его лихих проклятий.
Наконец исполнятся надежды,
Давний сон, несбыточные грёзы.
Вот и тень твоя, твой тихий голос нежный
Под дождём заплаканные розы…
Но как бледен ты под синим лунным светом,
Взгляд пустой и людом покрылись руки.
Страшен ты, как падший Ангел Смерти,
Обречённый вечностью на муки.
Пустота и дрожь сковали ноги.
Ночь шумит ветвями вековыми,
И как песнь дождя, глубокий тихий голос.
Губы твои шепчут неживые:
«Злой судьбой я в вечный лёд закован.
В зной и в снег – холодная пустыня
В моём сердце, и крепки оковы.
Я бездушный призрак, я твердыня.
Даже, если солнце меня греет,
Если в ласковых лучах его купаюсь,
Лишь одну мечту душа лелеет,
Лишь самим собою наслаждаюсь.
Так лети же прочь, живая птица,
С рук моих, лети в свою обитель.
Не дано тебе, как мне родиться
В мраморе, ты вольный житель!»
Утро было серым и холодным.
Я встряхнула сонной головою:
Гордый и чарующе свободный
Аполлон стоял передо мною.
Ты без стука в дверь мою ворвался:
«Извини, что не пришёл!», - с порога.
- Нет, ты был там и навек остался
Обречённым бессердечным богом.
*           *           *
Я хотела довериться другу,
Но умчался мой западный ветер,
Умолкла неверная вьюга,
Развеялся утренний пепел…
*            *             *
Одно лишь имя как звезда сияло;
Одно лицо иконой на столе
Заставит встать и всё начать сначала,
Раздуть сердечный уголёк в золе…
Мне с облаками посылая вести
Из дивных стран, где тихо и тепло,
Волной штормов, как призрачной невесте,
Несёшь любовь, укрыв своим крылом…
*             *             *
Демон или Ангел, всё равно!
Сколько новых слов, а сколько позабытых.
Суть всё та же, и стучит оно –
Сердце мёртвое, что в перьях птичьих скрыто
И дорогой уведёт одной,
И отречься от всего заставит,
Наградит безмерной тишиной
И любить до самой смерти станет…
*             *             *
Ручей мельчает, холода пугаясь,
Уходит в землю прочь от диких глаз.
Клыкастый хищник воет, озираясь –
Была вода, теперь сплошная грязь.
*               *              *
Ты даёшь мне какое-то странное имя,
И я в тебе вижу кого-то другого.
Не важно, кто будет на этой картине.
Разлуки и встречи – как это не ново.
Не нужно пытаться экспресс моей жизни
Схватить за последний вагон.
Я еду за Солнцем, а призрачный Питер
Остался за чёрным холмом…
         LOVE  WAR  SONGS
Песнь I.
        Холодный мёртвый воздух –
        Ноябрьский мороз.
        Ты снова ищешь слёзы,
        Но не осталось слёз.
Приходит время первой песни
Твоей, твоей, твоя, твоя;
Униженной и слабой лести,
Когда к луне летит земля.
Ну и в чём ты, «милый», заключаешься?
В чём твоих искусств хромая тень?-
В шкуры дымные ночами облачаешься,
Пьёшь меня, как из ручья олень.
Серых глаз безумные проталины
Не топтал ещё мой лживый смех.
Пьяный бред в болезненной испарине:
«Лучше всех, ты сволочь, лучше всех!»
И готов с разбега в белом омуте
Пустоты и чистогана сгинуть.
Я не первая - последняя. Не гордая.
Чёрные холмы не обойти, не сдвинуть.
Песнь II.
                                     «…Одной надеждой меньше стало,
                                        Одною песней больше будет…»
                                                       (А. Ахматова)
Прими или убей. Жестокий, но не злой,
С тобой одних кровей. Идущий за тобой.
Мне лучше бы война. И ты убийца мой.
Натянута струна, и голос не родной.
Так для чего мы здесь стоим лицом к лицу?
Кровавой каплей месть бежит замкнуть черту.
И в этом круге зла рождается покой.
Тепло моей руки течёт в твою ладонь.
Песнь III.
Три песни о тебе. Три шага до меня.
Искать его везде, не тосковать ни дня.
Дыхание таить, гадать на стаях птиц
Простить или убить? Погибнуть или жить?
Большое. Горячо. И рук стальной капкан,
На сильное плечо винтовка и колчан.
За песни – поцелуй холодных диких губ,
Из флейты тонких струй сплетения разлук…
*             *             *
Москва, Москва, опять Москва…
А я давно уже с тобою
Над грозной сумрачной Невою
Пытаюсь отыскать слова…
Куда их бросила - не помню,
Не смею посмотреть в глаза
Что мне любовь твоя! - уже так поздно,
Мой поезд прибывает на вокзал.
МОЯ  ВЕЧНАЯ  НЕРАЗДЕЛЁННАЯ  LOVE.
Я столько раз бывала влюблена,
И каждый раз так больно - невзаимно,
Что научилась извлекать сполна
Из этой боли лирики лавину
Я стихов не сочиняю -
Я слагаю в строки боль,
Заплетаю, разрываю -
Созидаю Нелюбовь! 
*           *          *
За льдистой решёткой мороза
Блуждает в темнице забытая тень,
Глотает глазницами воздух,
Пытаясь убить неродившийся день.
И помощи просит и манит-
Вернуть бы тот сладостный миг,
Когда на пороге неволи
Из пепла и страха Спаситель возник.
Но тлел его образ не долго-
Не смог разглядеть, не нашёл, не увёз.
На теле холодном под шкурою волка
Следы чьих-то пролитых слёз…
           SPB
Под покровительством твоим
Открылись даже те сердца,
В которых злобы едкий дым
Чертил прочества конца.
Открылись двери и дворы,
Но в них не хочется входить.
Во имя нас зажгли костры,
Чтоб песни петь и говорить…
Но мы не замечаем их,
Над солнцем облаком седым.
Твои мелодии – мой стих,
В огне своей любви горим.
*              *             *
Мне снились мёртвые вчера,
Едва я знала их когда-то,
Любви просили и тепла,
Как будто я пред ними виновата.
Я утешала их метущийся порыв,
Клялась, что буду помнить вечно,
Но в дебрях ночи утренний разрыв-
Так лживы обещанья человечьи...
*              *             *
Прости за то, что воровала твои строки,
Чтобы заставить Его думать обо мне;
За то, что прятала свои пороки
В страданий твоих чистой глубине…
И он пришёл так поздно, ненавистный,
Когда последний яд из сердца вытекал,
Когда на горизонте грёз лучистых
Твой силуэт мне новый гимн шептал.
И я захлёбываясь в этой мощи,
В круговороте чувств и глубины
Уже не отделяла дни от ночи,
Уже не чувствовала своей вины.
*              *             *
Затравленная, изгнанная, преданная,
Проклятьями осыпавшая всех,
Вступаю в мир забытый неизведанный,
Пытаюсь отмолить последний грех.
Преодолела боль, с собою справилась.
Простила и прощу ещё не раз
Того, кто голову отсёк мечом отравленным,
Пронзил насквозь огнём холодных глаз;
Кто думает, что я в темнице страсти
Схожу с ума и об решётки бьюсь…
А я в гостях у призрачного счастья
Живу давно, мечтаю и молюсь. 
*              *             *
Два ангела моих со мной-
Земной и небесный.
Так зачем же в мирок наш тесный
Этот призрак восходит с луной?!!
Мне уже ничего не надо-
Ни любви, ни безумной страсти,
Ни покорности, ни власти,
И всему, что имею, рада.
Я ему отдаюсь без звука,
А на утро не в силах понять,
Как заставил блудницею стать
Тот, чьё имя мне шепчет разлука…
*              *             *
Стрелу твою хранила я так долго,
Что позабыла от кого она.
Щенок – найдёныш превратился в волка,
Вскрывает реки белые весна.
По чистым водам я плыву к истокам,
И птиц вернувшихся так сладки голоса.
Ветрами времени волнующе – далёкими
Сдувает слёзы с моего лица.
Ты бродишь по долинам опустевшим,
Но я не оставляю за собой следа;
К кострам друзей – врагов истлевшим
Не подойду я больше никогда.
*             *             *
Я пленница та, что сама для себя
Засеяла поле неволи.
В объятиях сна, никого не любя,
Спасаюсь от чуждой любови.
И валит и сыплет мне снежной пургой
Слащавая  гнойная верность
Друзей – лицемеров, заклятых врагов,
Где месиво лиц – неизбежность.
Лишь в этих побегах к родным берегам
Я черпаю дикую силу:
Отражаться в ручьях, отдаваться ветрам,
Брать всё то, о чём с детства просила!
 *          *           *
Стихи перестали рождаться
Потому, что ты слишком близко-
Они лишь тогда приходят,
Когда ты не любишь меня
Средиземья лазурь, паруса, облака…
А в далёкой моей стороне
Тот, кто предал и злобно смотрел свысока,
Может он и мечтал обо мне?
И куда бы не нёс меня ветер ветров,
Мне повсюду мерещится он-
Призрак брошенных вслед обжигающих слов,
Звон прощальных твоих похорон.
    Защити от Весны!
Защити меня от весны,
От поющих под снегом ручьёв;
От тоски, на которую обречены
Ты и я в эти ночи под плач соловьёв.
Защити от твоей нелюбви,
Что как чёрная птица свивает гнездо
И вздымает костлявые крылья свои
В моём раненом сердце пустом.
Пусть весна не для нас,
Но и зимам не быть,
Не душить меня ядом измен.
Я хочу, я стараюсь тебя не любить
Среди зелени первой и каменных стен…
*              *              *
Последний жёлтый лист срывает день,
На город сердца наползает тень,
А с ней приходят пустота и мрак,
И до весны теперь всё будет так!
Смывает дождь черты врагов, друзей…
Качает ветер сеть нагих ветвей.
И каждый звук на гибель обречён.
В покое смерти – вечный белый сон.
*       *       *
Счастье – иллюзия,
Смерть только снится;
Люди – не люди,
Жаль, что не птицы.
В стране родной,
Но в мире чужом –
Дороги домой
Без права на дом!
Пожелание:
Тысячи солнц тепла и света,

 Ветров перемен счастливых;

Пламени взаимной любви и страсти,
Моря бескрайние увлекательных странствий;
 Свободы полёта над бездной рутины,

Жизни, полной гармонии, здоровья, свершений и силы!
*           *           *
Ищещь под кружевом сердце моё
Но там только рваный кровавый след.
Ушедшими веснами очень давно
Я долго хранила в нём твой портрет.
Писала тебя раскалённым углём
На влажных ладонях судьбы,
Смывала слезами и серым дождём
Твой холод – смеялся ты…
*              *             *
Пусть станет каждая моя слезинка
Рекою их застывшей крови,
Свою «вторую половинку»
Я волнами Невы укрою.
Ему на дне светло и мутно,
Он нашу свадьбу вспоминает.
И нашу ночь и наше утро
Дорожкой лунною качает.
«Не мучь себя»,- мне Анна шепчет,
А я мученьями питаюсь.
Они зимой морозов крепче,
Я их зову и не стесняюсь.
Пусть станет каждое моё страданье
Их самой нестерпимой мукой,
Как мне однажды в наказанье
Любимый пригрозил разлукой.
Ну а сейчас нас разделяет вечность
И тонкий лёд реки холодной.
Я снова собираю вещи
В мой новый путь – счастливый и свободный!
*       *       *
Вернётся или нет?
Как пёрышко в руке,
Дрожит его ответ
На лёгком ветерке.
Эти слова вот – вот
Слетят с холодных губ,
Их знаю наперёд:
«Ты враг мне или друг?»
Я твой заклятый враг,
Я не могу простить.
Я друг, что без тебя
Не видит смысла жить.
И где те злые люди,
Что разлучили нас?
Давай о них забудем
На пять минут, на час!
И этот час пусть длится
Пятьсот счастливых лет.
Ну хватит лгать и злиться!
Вернётся или нет???
*              *             *
А мне бы тепла в заболоченных топях
И чуда, которое не объяснить.
Туда, где малиново солнце восходит,
Где просто дышать, умирать и любить.
Где ты это голос ночных океанов,
Хрустящий песок под усталой стопой.
Я помнить твой рай никогда не устану,
Зачем же ты шепчешь «он твой» и «я твой»?!! 
*             *             *
Я в ожидании дороги
И в нетерпении своём
Не слышу, что мне шепчут боги-
Пишу ночами, засыпаю днём.
Весна приходит на пороге лета,
И наполняют ветры паруса
Теплом твоей любви и светом,
Всё ближе леса голоса…
Твои шаги совпали с шумом моря,
И это море снов зовёт меня сильней
Оставить мрачный плен моей неволи
И запоздавшей нежности твоей.
Я не успела в ветхие котомки
Холсты и книги старые сложить.
Спешу туда, где чаек покрик звонкий
Волнует кровь и заставляет жить. 
*              *             *
Кормлю мышей и проклинаю зимы-
Так много их, и что мне делать с ними?
Открыть окно, впустить холодный ветер-
Он как охотник серый расставляет сети.
И крылья бабочек моих внутри взметнутся.
Мне б осенью заснуть, весной проснуться!
Я думала, что прожила здесь сотни жизней,
Но оказалось, я ещё не родилась.
Столица мира, всех подруг капризней,
Как тайный ларчик наконец-то поддалась.
И распахнулась, растеклась рекою
Своих ночных надкупольных огней,
И гладила старушечьей рукой,
И я так сладко засыпала в ней.
*        *        *
Зима победила меня
И в лапы швырнула убийцам,
Пока ты седлаешь коня,
Я вижу их злобные лица.
Так долго просила тебя – увези
До первых снегов и замёрзшей воды!
Меня окружают друзья и враги,
И слышится поступь ужасной беды…
И главный злодей, что влюбился в меня
Уже примеряет костюм палача,
Слова его, сталью морозной звеня,
Вонзаются в сердце, и больно кричать.
В руках его я растворяюсь как лёд,
И глаз миллионы взирают на нас.
Осталось лишь верить, что помощь придёт,
Ты всё же успеешь в последний мой час!

Мартовский.

В пыли забытых одиноких комнат Вдруг шевельнётся мартовская радость: Ты поскребёшься в дверь котом бездомным, И я открою – что ещё осталось?!! И буду вновь по улицам бродить, По переулкам сонных городов; В лесах своих видения ловить И гладить нежных мартовских котов. Со снегом талым эта боль уйдёт, Чтоб не вернуться больше никогда. «Не прогоняй Его, Он без тебя умрёт!» И снова жду и буду ждать всегда…

*              *             *
А вдруг это последняя зима,
И больше ничего не повторится;
Исчезнут города и лица,
И эта ненавистная тюрьма?
А дальше будет бесконечный рай:
В посеребрённой рамке бирюза,
Бескрайние моря цветущих пальм
И карие кошачие глаза.
Запомнить бы мне этот яркий сон.
Морозом дышит солнечное утро.
Шепнул бы кто: «Очнись, ведь это Он!
Встречай судьбу на мониторе мутном!»

*              *             *
Пробуждающий вулканы,
Созидающий стихию,
Твоё солнце лечит раны;
Воскрешает твоё имя.
Не дойти… Ты сам относишь
К тем живительным истокам.
Столько лет с надеждой просишь
Сбросить тяжкий плен Востока.
Я целую твою землю,
Я люблю твои портреты,
В нашей маленькой Вселенной
Дуют ФлОридские ветры.
*              *             *
Из осени в лето – великая сила,
Сделай мне больно, сделай красиво!
Чтоб бабочек стаи во мне целовать –
Не обязательно их убивать.
Чтобы сгореть в моём нежном плену –
Не обязательно камнем ко дну.
Мне твоя ярость слепая милей
Тысячи нежности белых людей.
Останься собой – диким зверем лесным,
Останься со мной непокорным, живым!
Reconstruction.
 Реконструируй мою любовь
 Из пепла пронесшихся мимо веков.
 Сразись за меня и победи,
 Красиво и ненадолго умри.
 А после у северных тёплых костров
Я песни тебе буду петь,
И славить величие древних богов,
И брызгами моря звенеть.
Степные глаза твои влагой лесов
Наполню ещё до зари.
И будет как клятва прощанье без слов,
И к землям мечты корабли…
Дороги моего Сердца больше не ведут к Тебе.   Женщины – кошки, женщины – лисы, Женщины – серые мышки и крысы, Женщины – птички, женщины – рыбки Прячут под масками злые улыбки. Белки, ежихи, слонихи, волчицы, Жабы, гадюки, коровы, тигрицы… Твой зоопарк впечатляет, охотник, Доблестный воин, дамский угодник.
Ты бесподобен в любовной возне,
Но… Я ЖЕНЩИНА - ЧЕЛОВЕК и моё сердце не хочет к тебе!

Красно — утопический бред.

Одни фанатики сменяют других.
Главное, не вмешиваться в их возню.
(1ый сон Жрицы. Глава I)


В этой бессмысленной желчной войне
Между Питером и Москвой
Я проиграла последний свой бой –
Любовь, что так долго горела во мне.
Зачем? Для чего столько боли и зла?
Я тысячи лет этой песни ждала,
Чтоб утром туманным дождаться её –
И голос твой властный и смех… для Неё!
А мне, неудачнице, смерть и забвение,
Любимого города вздох утешения.
Пургой тополиного пуха мне высушит слёзы,
Волшебный мой город зажёг для меня свои звёзды…
Однажды приедешь ты, серый свой Север оставив,
Под белыми флагами мира в столицу мою.
И войны закончатся, мир и любовь будут править,
А я тебе новую песню о счастье спою!

 
Для меня не существует ни Востока, ни Запада.
Я очарованно странствую по планете Земля
в самых разных направлениях, в зависимости
от настроения и финансовых возможностей.
(Jerldine Randolph)
*              *             *

Мне кажется, что я всё меньше понимаю этот мир,
Что мы становимся чужими друг для друга;
Агрессия, что властвует над ним,
Гоняет жизнь по замкнутому кругу.
Леса и города сменяют степи,
Тропические ливни – горный ветер.
Своё невежество убью дорожной пылью,
Чтоб детские мечты окрасить былью;
Сомкнуть беснующиеся меридианы,
Вброд перейти моря, понять чужие страны.
И где – то там за синим горизонтом
Найти священный клад в глазах твоих бездонных.

 
New Lover.
Перебегаю Атлантику вброд
В плен твоих чёрных цветущих болот.
В лёгкой долблёнке. Пугливые цапли.
Всплеск аллигатора. Тёплые капли.
Раковин россыпь на белом песке.
Тату Миканопи на смуглой руке.
Моё отраженье в кошачьих глазах –
Нежность ловлю в незнакомых словах…
*         *         *
Смерть подметает,
На улице тихо.
В палате над дверью
Висит паучиха.
И кажется странным сейчас, что снаружи
Счастливый ребёнок шагает по лужам.
Бессмысленно, тупо, жестоко и больно
На вечные раны неоновой солью.
В попытке схватиться за прошлого нить,
Любовь твою вспомнить, кого – то простить.
Но тень на облезлой стене так жестока:
Не любят, не вспомнят исчадье порока…
Степное.
К кочевьям предков, в степи, на простор,
Туда, где племя Колдов – колдунов хромых
Столетьями оберегало свой костёр –
Священный дар Богов – посланников Луны.
Туда, где табуны текут лавиной
Меж острых скал на горные луга,
Где душными ночами слышен вой звериный
И хрип предсмертный лютого врага.
Там кровь горячую смешав с кумысом,
Мы породнились, выпив боль до дна.
Так пусть курганник зоркий над далёким мысом
На всю родную степь проплачет наши имена!
Falcon Twilight                          
Нежное тело груши,
Яблока плоть упругая.
Привычный запах конюшен,
Берейторов низкая ругань.

Осенней охоты горны,
Туманами пахнут травы.
Холмов золотые волны
Смыкают кольцо облавы.

Усталые кони, борзые…
И звонкий твой смех над равниной.
Встревоженный клёкот, бесшумные крылья,
И этот закат соколиный.
*        *         *

Мой старый волкодав брехал всю ночь,
Скрипели сосны и туман клубился.
Рассвет холодный в тучах прячет дождь.
Лес оживает, наступает, снится…
В лохмотьях человечьей пустоты,
Я лягушонок одинокий в джунглях.
Голодным сердцем чую – рядом Ты,
Тобою накормлю инстинкт безумный...

Запись опубликована в рубрике JR, poetry с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий